Несколько проще, чем «фуршет», так как можно есть сидя. Но не смотрите на изобилие шведского стола так, как будто это последняя еда, которую вы видите. Вы должны сами выбирать то, что вам нравится и класть себе на тарелку.
Используйте те сервировочные приборы, которые лежат рядом с блюдами, но не оставляйте их внутри посуды. Снова повторим — не накладывайте гору еды на одну тарелку и не смешивайте рыбные и мясные блюда, салаты и десерты вместе.
По этикету к столу принято подходить 3-4 раза, каждый раз накладывая пищу в чистую тарелку. Если нет чистых тарелок, то нужно спросить. (далее...)

Соломон Прайс. Личная история
Сол Прайс родился в Нью-Йорке в 1916 году и в тринадцать лет переехал в Сан-Диего со своими родителями. Он был средним ребенком и имел старшего брата и младшую сестру. Отец Сола был посредником объединения в Нью-Йорке (это сформировало социальную сознательность Сола), когда Сол был подростком. Позже отец стал дистрибьютором женской одежды в Южной Калифорнии и его дела пошли настолько успешно, что он смог оплатить учебу Сола на юридическом факультете Университета Южной Калифорнии.


Диплом юриста Сол получил в 1938 и до 1955 года занимался юридической практикой в Сан-Диего. Бывшие друзья Сола по университету говорили, что он всегда был очень трудолюбив и отличался либеральными политическим взглядами (Маллик, 1988). Они описывали Сола как человека, обладающего крепкой волей и твердыми убеждениями. Другие находили его чрезвычайно бережливым. Дэвид Блок, бывший школьный друг Сола, говорил: "Либо он любил тебя, либо ненавидел. Он не был самым толерантным человеком в мире".
Чтобы напиться до безобразия, мне теперь хватает одной рюмки. Не могу только запомнить, тринадцатой или четырнадцатой.
Джордж Берне
Лиз Клайборн. Краткие выводы

"Liz Claiborne, Inc." оправдала все ожидания и достигла своего зенита к 1990 году, когда она была названа журналом "Fortune" среди пятисот наиболее доходных фирм. Она достигла столь высокого уровня всего лишь за 15 лет. Вначале 90-х годов уровень продаж фирмы в четыре раза превосходил соответствующий показатель взятых вместе трех ближайших конкурентов в области индустрии женской одежды. Лиз Клайборн — третий крупнейший изготовитель одежды в Соединенных Штатах, отправляющий товары 150 фабрик во всем мире в 3500 точек розничной торговли. Она — абсолютный лидер в своей области рынка, контролирующий 33 % бизнеса в Соединенных Штатах по выпуску женской спортивной одежды. Сейчас компания завоевывает международный рынок в Канаде, Европе, Тихоокеанском регионе, Латинской Америке, в Карибском регионе. В 1992 году экспортные продажи достигли 102 миллионов долларов. Все это стало возможным, благодаря тому, что упорная женщина с прекрасно развитой интуицией хотела предложить другим такую одежду, какую она сама хотела бы носить. Ее мечтой было создание практичной одежды высокого стиля для энергичной деловой женщины. Эксперты отказались поверить в ее проницательность, поэтому она нашла партнеров, вложила семейные сбережения и сделала все сама.

Пятнадцать лет тому назад все бы очень смеялись, если бы кто-то сказал, что фирма будет лидировать в индустрии как никакая другая в истории. Лиз Клайборн — своего рода аномалия, она росла быстрее, чем какая-либо другая компания в истории индустрии, при постоянном напряженном контроле за методами торговли. Эта феноменальная фирма оставила своих конкурентов в кильватере. Компания специально воспитывает маленьких девочек-модельерш. В 1992 году статья в журнале "Forbes", посвященная индустрии одежды суммировала положение на рынке таким образом: "Если вы боретесь с Лиз Клайборн — это безнадежное соревнование". "Forbes" назвал Лиз Клайборн феноменом после того, как фирма произвела женской одежды больше чем на 1,2 миллиарда долларов и па 1 миллиард долларов мужской одежды и парфюмерии в 1992 году. Никакой другой изготовитель женской одежды не получает даже одного миллиарда долларов, в то время как Лиз Клайборн получает более двух. Ее фирма затмевает остальных, Клайборн и ее муж отнимают долю успеха у своих конкурентов. Их личная торговая сеть, основанная на холдинговых операциях, оценивалась невероятной суммой в 200 миллионов долларов еще в первые десять лет существования. Они являют собой живое воплощение Великой Американской Мечты.

Удачливая пара оставила управление компанией после 1990 года, чтобы проводить больше времени на "Ранчо спокойствия" в Монтане, где они могли навещать Тернеров. Удалиться на Сант-Барт на Вирджинских островах и в непритязательный домик и коттедж для гостей в деревне Солтер на Огненных островах. Артур сказал при расставании: "Чем скорее компания избавится от нашей мифической непогрешимости, тем лучше пойдут у нее дела". Они проводили время так, как подсказывало им окружение, и в филантропических мероприятиях. Они сказали по поводу ухода из компании: "Мы всегда собирались уйти прежде чем станем помехой". Как могла творческая провидица, которая соединила свою детскую мечту об искусстве и моде с нуждами возрастающего числа деловых женщин, произведя революционный переворот в мире женской одежды, стать помехой? Она прежде всего прислушивалась к внутреннему голосу, затем — к потребителям, давая им то, что они хотели, по вполне приемлемой цене. Эта комбинация породила рассказ об одном из самых великих успехов в истории бизнеса в Соединенных Штатах. Лиз Клайборн — упорная первооткрывательница, творческий гений. Ее отец гордился бы ею. (далее...)

Мадонна. Жизненные кризисы

Мать Мадонны умерла от рака, когда той было пять с половиной лет. Это настолько травмировало девочку, что оставило неизгладимый след в ее душе и сильно сказалось на ее личности. Сейчас мы видим это на MTV и повсюду. Корни ее болезненной тяги доминировать, властвовать и "управлять миром" можно обнаружить в детской травме, связанной в конечном итоге с кончиной ее матери. В главе шестой о кризисах в жизни женщин описывается, как происходит суперобучение в травматическом состоянии. Травма вводит человека в подобное трансу состояние theta. Состояние theta особенно сильно в детях, и в сочетании с кризисом оно усиливается. Очевидно, именно это и случилось с Мадонной, когда несколько последующих лет ее взаимоотношений с отцом, монахинями и религиозными образами усилились и отпечатались в ее бессознательном. Она не могла взять под контроль это травматическое событие, и, как следствие, ее охватила идея контролировать все в своей взрослой жизни. Мадонна использует образы отца и матери и религиозные реликвии как необычную опору в попытке контролировать те вещи, которые она не могла контролировать в детстве. Мадонна говорила "Vanity Fair" в 1992 году, что ее потребность доминировать основывается на том, что, "потеряв мать, затем очень привязавшись к отцу, потеряла отца из-за мачехи и пронесла сквозь свое детство размышления о вещах, которые любила и в которых была уверена, но которых лишилась". Мадонна убеждена, что с ней все в порядке, хотя ей и нужна терапия из-за ее чрезмерной тяги к совершенствованию и одержимости в достижении цели ("Vanity Fair", октябрь 1992):

"У меня не было матери, которая могла бы стать образцам женщины, я была предоставлена самой себе, и это, возможно, дало мне смелость поступать именно так. Я думаю, когда вы действительно получили в детстве какую-нибудь травму, у вас есть выбор — либо вы все преодолеете, подниметесь вверх и добьетесь настоящего внимания, либо вы станете ужасно интровертированным и получите серьезные личные проблемы."

Какая глубокая и проницательная самооценка! С ранних лет в Мадонне запечатлелась и обусловилась неукротимая потребность выделиться и жажда любви и родительской заботы со стороны всех и каждого. Самостоятельно реализуя свои детские требования любви и заботы, она стала сама себя любить и о себе заботиться — повторяющаяся схема, которую мы обнаруживаем в женщинах-мечтательницах. Они стремятся к исполнению своих детских фантазий во взрослой жизни. Если говорить о Мадонне, то она также удовлетворяла потребность (буквально и фигурально) в отцовской привязанности и защите. Ее бунт представляет нечто большее, чем только крик о помощи ребенка, брошенного отцом, и определяется потребностью взрослой Мадонны унизить любого, кто когда-нибудь захочет снова причинить ей боль. Она признается: (далее...)

Глория Стайнем. Между семьей и карьерой

Стайнем пожертвовала семьей и детьми ради дела всей ее жизни. Она прилежно ходила в школу, обучалась в колледже, а потом потянулась цепочка новых взаимоотношений и встреч через всю ее жизнь. У нее был аборт, и она предприняла поездку в Индию после окончания колледжа Смита ради того, чтобы избежать брака (Генри и Тейтц, 1987). Создается впечатление, что она разрывалась между потребностью в дружбе и любви и обязательствами, которые ее но разным причинам не устраивали. Еще два увлечения и серия долговременных романов стали атрибутами ее балансирования между потребностью в любви, связанной с ее гетеросексуальностью и не менее сильной потребностью в свободе. Эта привлекательная и желанная женщина с прекрасной фигурой не желала связывать себя обязательствами. Карьера для нее всегда стояла на первом месте, но никогда не мешала ее продолжительным тесным взаимоотношениям. Она просто никогда не Позволяла связям приобретать характер постоянных.

Вечный страх Стайнем перед постоянными обязательствами психологически основан на воспоминаниях об ухаживании за беспомощной матерью. Она любила свою мать и заботилась о ней в те годы, когда, возможно, предпочла бы играть с другими детьми на улице. Это стало причиной переоценки ценностей. Стайнем говорит об этом периоде:

"Я пыталась заботиться о матери тогда, когда была еще слишком молода, чтобы заботиться о себе". Это, кажется, полностью уничтожило желание заботиться о своих собственных детях и связать свою жизнь с одним мужчиной. (далее...)