Мэри Кей Эш. История личной жизни

Эш после рождения была наречена как Мэри Кей Вагнер. Родилась она в Хот-Уэллсе, штат Техас, недалеко от Хьюстона, в конце первой мировой войны. Она отказывается разглашать свой истинный возраст, все сводя к словам: "Женщина, которая назовет вам свой возраст, не скажет ничего". Мэри Кей была последней из четверых детей, но от старших братьев и сестер ее отделяли одиннадцать лет. Поэтому отношение в семье к ней было как к единственному ребенку и с ней обходились как со взрослой, подчиняясь ей во всем. Мать Мэри Кей была сиделкой, ставшей предпринимателем, которая в годы юности Мэри Кей содержала ресторан. Мать была кормилицей семьи, работала на двух работах в ранние годы жизни Мэри Кей и сумела воспитать в своей дочери уважение v труду. Старшие братья и сестры Мэри Кей были значительно старше ее, а ее отец заболел туберкулезом, когда ей было только два года. Он пробыл в больнице пять лет, таким образом у нее никогда не было радостей нормального детства. Отец вернулся домой обессиленным, прикованным к постели, когда Мэри Кей было всего семь лет. Ее мать работала сиделкой и содержательницей ресторана до тех пор, пока не приобрела его. Мэри Кей вскоре стала поваром и сиделкой для своего беспомощного отца. Она описывает этот период как время, когда телефон подобно пуповине связывал ее с постоянно отсутствующей матерью. Трудно даже представить себе семилетнюю девочку, которой, чтобы приготовить на плите еду для инвалида-отца, приходилось взбираться на табуретку. Эш говорит о своей постоянно отсутствовавшей матери:

"Много лет я спала, когда она уходила, и спала, когда она возвращалась домой". Мэри Кей стала взрослой, будучи еще ребенком, который сам выстраивал свой стиль жизни в повседневности. Она звонила матери целый день по любому поводу и слышала: "Милая, у тебя все получится". И Мэри Кей выполняла задания, с которыми в другой обстановке не сумел бы справиться и ребенок значительно старше. Мэри Кей стала типичной отличницей первоклассной школы. Она прекрасно разбиралась во ! сем, что делала. Она хотела стать сиделкой, как мама, пли доктором. И действительно, вскоре она была зачислена в медицинскую школу на один семестр после замужества, но ушла, чтобы пойти работать, когда ее муж сбежал с другой женщиной. После окончания средней школы ее мать не могла на свой скудный доход от крохотного ресторана отправить ее в колледж, так что честолюбивая Мэри Кей сделала лучшее, что она в то время могла. Она познакомилась и вышла замуж за молодого певца на радио по имени Бен Роджерс, человека, которого она называла Элвисом Пресли Хьюстона. В 17 лет она начала работать в ресторане своей матери официанткой, надеясь, что к Бену придет удача. За 8 лет супружества с Беном у нее было трое детей, но когда он ее бросил, у нее не было другого выбора, кроме как найти какую-нибудь работу, которая обеспечивала бы семью и ее интересы. Такой работой оказалась комиссионная продажа, так что, когда ее дети приходили из школы, она была дома.

Продавщица книг по детской психологии позвонила Эш домой, чтобы предложить ей комплект энциклопедий для детей. Эш не могла позволить себе такую роскошь, но так хотела их приобрести, что спросила, нельзя ли получить их другим путем. Женщина, Ида Блейк, сказала Эш, что даст ей бесплатно комплект энциклопедий, если она сможет найти покупателей на десять дополнительных комплектов. Не зная, насколько трудным было это условие, Эш продала десять комплектов за полтора дня. Это была трехмесячная норма самых удачливых сотрудников фирмы. В то время у Эш не было машины и она выполняла эту гигантскую работу пешком или с помощью телефона. Она сделала невозможное, опираясь лишь на собственную энергию и умение убеждать. Блейк признала ее врожденный талант и дала ей работу немедленно. Блейк стала ее первым боссом и бизнес-наставницей. Эш была на пути к успешной карьере продавца с целевым маркетингом, когда покупательский интерес имеет первостепенную важность, а уверенность и трудолюбие продавца совершенно необходимы для успеха. (далее...)

Мария Каллас. Доминирующая черта характера и успех

Неуверенность Каллас была движущей силой ее успеха. Альфред Адлер проповедовал, что все люди борются за совершенствование и превосходство, чтобы справиться с чувством неуверенности и неполноценности. Мария Каллас могла бы служить наглядным подтверждением теории Адлера. Она была борцом за совершенство, трудоголиком в попытке преодолеть ее глубоко спрятанную неуверенность. Она сверхкомпенсировала в фрейдистском смысле сублимации и использовала свои слабости, чтобы стать самой великой оперной певицей двадцатого столетия. Как? Она использовала свое навязчивое совершенствование и нетерпение, чтобы изменить манеру пения в опере. Она создала сценический образ, который поставил ее отдельно от всех, кто когда-либо пел арии. Она не боялась быть непохожей и использовала интуитивные силы, чтобы знать, что наиболее соответствует данному моменту. Как сказал Ив Сен-Лоран, "она была дива из див, императрица, королева, богиня, колдунья, работящая волшебница, короче говоря, божественная."

В опере у Марии Каллас нет никаких исторических параллелей. Энрико Карузо стоит ближе всего как исполнитель-мужчина, гипнотизировавший публику в начале двадцатого столетия. Однако вторая половина столетия принадлежала Каллас. Дэвид Гамильтон написал в "Энциклопедии Метрополитен-Опера" в 1987 году: "За что ни бралась Каллас, она все делала по-новому, путем комбинации ресурсов воображения и по-настоящему интенсивной работы." Он говорил: "Ни один голос еще не звучал с таким театральным характером". Мэри Гамильтон написала о Каллас: "Наличие каждого признака голоса оперного певца — огромный диапазон (до верхнего ми-бемоль), экстраординарная сценическая внешность, красочная личная жизнь". Нелюбители оперы были побеждены ее спектаклями. Эльза Максвелл сказала о ней:

"Когда я заглянула в ее удивительные глаза — блестящие, прекрасные и гипнотические — я поняла, что она экстраординарная личность." (далее...)

Говард Хед. Успех интуиции

Пэм Шрайвер сделала для сверхбольших теннисных ракеток "Принс" то же, что Джимми Коннорс сделал для первых металлических ракеток "Уилсон". Пэм была неизвестным семнадцатилетним подростком, когда участвовала в полуфинале "Ю-Эс Оупен" и стала открытием 1978 года. Жизнерадостная натура Пэм Шрайвер и ее одобрительные отклики о сверхбольшой ракетке "Принс" оказались тем самым необходимым кредитом доверия, который превратил эту ракетку во всемирно известный продукт. Остальное — уже история. Вот перед вами техническое описание одного из достоинств ракетки "Принс", сделанное Говардом: "Степень улучшения, которую обеспечивает "Принс" обратно пропорционально способностям игрока и колеблется от 150 процентов у новичка до 3 процентов у игрока мирового класса". Изобретение Хеда помогло как любителям, так и профессионалам.

Хед верил, что функциональность первична: "Я всецело был озабочен функциональностью, а дизайн оставил на волю случая" (исследование, проведенное Гарвардом, 1967). Не нужно говорить, что его стремление к функциональности преобладало над техническим описанием решения проблемы и над эстетическими соображениями. Это никогда не было так очевидно, как в случае со сверхбольшими ракетками "Принс". Говард Хед, ведомый страстным стремлением к совершенству и, несомненно, исключительной интуицией, изменил мир тенниса и лыжного спорта. Он стремился улучшить личные спортивные навыки и, когда это не получилось, обвинил во всем снаряжение. Затем он решил, что изменить оборудование легче, чем смириться со своей бесперспективностью.

Вик Брейден назвал его изобретение "сачком для "бабочек". "Спорте Иллюстрейтед" дала более высокую оценку — "наиболее удачная ракетка в истории тенниса". Журнал "Теннис" писал: "Гениальность Говарда заключается в его способности воображать и создавать воображаемое руками". Говард Хед был очень самокритичным, а порой даже самым суровым критиком. Он говорил: "Если вы откроетесь, мудрость может войти в вас... Я считаю себя изобретателем, инноватором и, возможно, личностью, обладающей даром необычного видения. Но я никогда не считал себя бизнесменом... Вы должны поверить в невозможность этого" (Кеннеди, 1980). (далее...)

Уильям Лир - страстный

В 1916 году Фрейд опубликовал свое психосексуальное учение, взяв за основу личность Леонардо да Винчи. Он писал: "Леонардо трансформировал свою страстность в любознательностью. Тезис Фрейда гласит: "То, что подавляется в сексуальной жизни, появится снова — в искаженной форме — в повседневной жизни". Креативный индивидуум сублимирует подавленную психосексуальную энергию в громадную вспышку творчества. Билл Лир представляет собой современную ролевую модель теории Фрейда о психосексуальной энергии. У него были огромная жизненная сила и талант, которые вылились из глубоко спрятанного чувственного стремления завоевывать рынки и женщин. Он обладал ненасытным аппетитом к новым изобретениям и новым победам над женщинами. Образ Лира — это классический образ сатира. Одержимое импульсивное поведение, которым отличался Лир, также свойственно многим сверхуспешным предпринимателям (Тернер, Бушнель, Джонс, Хонда), равно как и великим мировым лидерам — Наполеону, Рузвельту, Муссолини и Кеннеди.

Великие представители артистического мира, к примеру, Бальзак, также обладают невероятной энергией страсти, которая ведет их в великим творениям. Биограф Бальзака говорил: "Все, что он (Бальзак) делает, казалось в десять раз интенсивнее. Когда он смеялся, стены дрожали". Жак Борзун, в ходе исследования креативных личностей, пришел к выводу: "Цель гения приковывает его внимание и становится его страстью... Эта сумасшедшая страсть или страстное сумасшествие есть причина того, что психопатические личности часто появляются как истинные творцы, и при этом их продукт совершенно нормален".

Фактически, каждый великий творец, изобретатель, инноватор имеют гипертрофированную, иногда склонную к насилию, страстную, стремительную натуру. Они проявляют "стремление к власти" или "жизненную силу", созвучную "сверхчеловеку" Ницше или "самоактуализированному (трансцендентальному) человеку" Маслоу. Креативные суперзвезды и динамические лидеры являются интенсивно стремящимися к сверхдостижениям людьми. Некий внутренний поиск истины руководит их могущественным неистовством. Биограф Тернера писал, что Тед "имеет невероятную энергию", Гейтса окрестили -"сгустком кинетической энергии", о Хеде и Джобсе говорили, что они "одержимы", Джонс был "воплощением сверхэнергии", а Лира характеризовали как "гения, который стремился дать жизнь своим идеям любой ценой". (далее...)

Уильям Лир. Характеристика поведения

Билл Лир принадлежал к экстравертному интуитивно-мыслящему типу, который Юнг называл типом настоящих изобретательных промышленных магнатов. Лир соответствовал всем критериям Юнга и даже больше. Он был очень общителен, был завсегдатаем вечеринок голливудской элиты и обедал с президентами. Его хороший друг. Боб Каммингс, согласился сыграть его роль в кинофильме "Честь и слава". Этот фильм никогда не был выпущен потому, что между студией "Колумбия" и Лиром произошел конфликт — "Колумбия" настаивала на включение в фильм сцены авиакатастрофы с непременным участием его автопилота, но Лир воспротивился. Это был еще один случай, когда он, не сумев обуздать свой перфекционизм, помешал осуществлению того, чего очень хотел.

Лир получал энергию из внешнего мира. Он любил "полную картину" мира и рассматривал вещи с точки зрения макровидения. Он никогда бы не позволил себе заниматься "мелочами жизни". Это свидетельствует об интуитивных способностях, которые он использовал схоластически. Его решения были основаны на объективном анализе проблемы и не зависели от популярных мнений о данном предмете. Одним из примеров его иконоборческого нонконформизма является данное им дочери имя Шенда — он продумал, что она будет зваться "Шенда Лир".

Лир посвятил свою жизнь созиданию и действовал, независимо оттого, прав он был или не прав. Он любил завершенность и полноту во всех вещах. К примеру, Лир подписал свое предсмертное завещание, не читая его. Журнал "Флайинг" в сентябре 1989 года назвал Лира "Мистер Билл" и описывал его как безумного, неразборчивого и чрезвычайно самоуверенного индивидуалиста: (далее...)