Целесообразность является естественным свойством всего, что создано природой. В ней ничто не случайно, нет ничего лишнего, и все элементы согласуются между собой.
Подобный подход позволяет достичь привлекательности, не теряя индивидуальности. Кто может сказать, какое животное более грациозно: газель, кошка или танцующий фламинго? У каждого из них своя неповторимая стать и красота. Единственный объективный критерий в данном случае – энергетическая целесообразность. В школах восточных боевых искусств можно многое почерпнуть из этой области знаний. Исходя из концепции у-шу, например, все движения должны иметь закругленную траекторию (то есть стремиться к точке своего начала), быть ритмичными и закономерно сменять друг друга. Именно полнота и завершенность движений, отсутствие лишних жестов и создают тот идеал, к которому необходимо стремиться и которого достигали прославленные артисты балета и мастера восточных единоборств. И, если говорить о затратах энергии, то такие движения экономят массу сил.
Природная (или приобретенная в результате тренировки) грация позволяет сохранить силы и здоровье на долгие годы, а также помогает нам нравиться окружающим. Недаром люди суетливые, нескладные утомляют и раздражают нас, а ловкие, с хорошо координированными движениями доставляют удовольствие возможностью любоваться их неповторимой пластикой. Так, знаменитый танцор Махмуд Эсамбаев уже в семидесятилетнем возрасте не потерял своей грации и продолжал восхищать мир своим искусством. (далее...)

Слово «лексика» произошло от греческого lexikos – «словесный», «словарный». Сейчас это слово используется в следующих значениях:
  • словарный состав языка;
  • раздел языкознания, изучающий словарный состав языка.

Русский язык является одним из самых богатых языков мира: в полном академическом словаре содержится более 120 тысяч слов. Известно, что даже маленький ребенок, который еще не ходит в школу, знает около 5 тысяч слов. Иметь большой запас лексики очень важно. Чем больше слов знает человек, тем интереснее, разнообразнее и точнее его речь.
Словарный состав русского языка постоянно пополняется и обновляется. Каждый новый исторический этап, каждый шаг в науке и технике приносит и новые слова. Кроме того, русский язык пополняется за счет заимствования из других языков. Устаревшие слова уходят в пассивный запас языка. Возможно, они так и останутся устаревшими, а, быть может, будут востребованы и снова перейдут в активную лексику. (далее...)

Уильям Лир. Творчество и финансовая безопасность

В конце 1966 года у Лира несколько раз возникали серьезные финансовые проблемы, причиной которых был его беспокойный изобретательный ум (вспомните Бушнеля). Это заставило его продать "Лир Джет" в апреле 1967 года Гейтсу Рабберу. Лир потерял в 1966 году 12 миллионов, в основном, из-за того, что не мог контролировать свою страсть к изобретениям и инновациям и не фокусировался на производстве "Лир Джет", который пользовался огромным спросом. Он принялся за разработку трех новых самолетов в то время, когда еще не завершил производственный цикл чрезвычайно популярного "Лир Джет".

Лир воспринимал эту гонку — изобретать, изобретать, изобретать — как способ доказать, чего он стоит. Его гениальность стала его проклятьем. Он создал самый популярный в мире коммерческий реактивный самолет, но оказался неспособен довести до конца его производственный цикл, бросившись в совершенно новое предприятие. Он не хотел или не мог иметь дело с более земными аспектами — внедрением и коммерциализацией продукта. Он просто подчинялся своему стремлению изобретать. Его психика требовала восполнения не доставшейся ему любви, и он оставил сферу бизнеса для других, более склонных к обстоятельности, людей.

Гейтс Роббер заплатил 11,89 дол. за акцию "Лир Джет", что принесло Лиру 21 млн. дол. плюс еще 3,5 млн. по долговым обязательствам. Он вновь, как Феникс, поднялся из пепла, и устремился к новым приключениям. Он был очень богат и в шестьдесят пять лет предполагал удалиться от дел и насладиться плодами своей изобретательности. Но снова, еще раз доказывая азартную натуру истинного инноватора, Лир вложил большую часть дохода от "Лир Джет" в новую компанию, основанную им в Рено, Невада, и занимавшуюся разработкой новой эксплуатируемой на газовом топливе машины. Потратив пять лет и 17 млн. дол., в 1976 году Лир сконструировал новый винтовой реактивный двигатель. Он вложил еще 10 млн. в это предприятие, тогда Лиру было семьдесят четыре года. Еще раз, как и в трех предыдущих случаях, Лир преодолел все преграды. В год его смерти (1978) его состояние составляло меньше миллиона. (далее...)

Опра Винфри. Между семьей и карьерой

Винфри постоянно откладывала свое замужество, очевидно, пытаясь удостовериться, что она не делает ошибки. Она пережила ряд неудовлетворительных связей на пути к вершине, что теперь затрудняет ее веру в осуществление хороших отношений. Создается впечатление, что Винфри слишком много волнуется по поводу возможной неудачи. Ее страх перед неудачей — более важная причина, из-за которой она не вышла замуж до 40 лет, чем недостаток любви к своему жениху Стедману Грэхему, с ним они дружны уже в течение шести лет и помолвлены начиная с 6 ноября 1992 года. Винфри заявила в интервью "TV-Guide" в 1990 году: "Вы знаете, Джозефф Кэмпбелл сказал, что брак на самом деле — это принесение в жертву себя самого для отношений с кем-то. Когда я буду готова поставить себя в такое положение, тогда я это сделаю". Долгосрочная часть обязательства в браке была единственной причиной ее отказов: она видела слишком большое количество разрушенных браков, чтобы рисковать еще одним, ее собственным. В начале их отношений Винфри сказала, что не стала бы выходить замуж за Стедмана, потому что она "не может себе вообразить, как это он — или кто другой — станет между нею и карьерой". Разумеется, это не больше чем случайность, но она не склонна следовать стратегии Мадонны и иметь ребенка пока еще одинока. Она говорит: "Я бы никогда не стала рожать ребенка вне брака... Я слишком хорошо помню, каково это — быть незаконнорожденным ребенком". Винфри больше беспокоит переход к постоянным отношениям, которые могут помешать ей работать, чем их воздействие на ее карьеру. Винфри рассматривает свои уникальные отношения со Стедманом в контексте шутки:

"Куча народа хочет ехать с вами в лимузине. А вы предпочитаете кого-то, помогающего вам сесть в автобус". Стедман — помощник Винфри при посадке в автобус.

В Балтиморе Винфри сообщила прессе: "Люди часто думают, что если я выступаю по телевидению, то, значит, и веду грандиозную общественную жизнь. Позвольте мне сказать вам, что я могу по пальцам сосчитать, сколько раз я побывала в Балтиморе за последние четыре года, включая и те, за которые мне самой пришлось заплатить". Она сказала журналистам, что в Балтиморе она начинала браться за дополнительные поручения, так что и тогда ей не приходилось слишком часто сталкиваться с негативными явлениями социальной жизни. Позднее, по ее словам, она продолжала кутить напропалую, чтобы удовлетворить свою сексуальную энергию. Отношений, как таковых, практически не существовало в этот период ее жизни. Винфри овладела депрессия, к она провела много времени в кровати. Ее депрессия достигла зенита 8 сентября 1981 года, и она предприняла попытку самоубийства, когда ее тогдашний кавалер, Уильям Бубба Тейлор, отказался жениться на ней. (далее...)

Мария Каллас. Профессиональная карьера

Каллас возвратилась в Нью-Йорк из Афин летом 1945 года, чтобы добиваться достойной ее карьеры. Она не испытывала никакого страха, несмотря на личную неустроенность, и позже говорила о своем переезде в Соединенные Штаты и о разлуке с семьей и друзьями: "В двадцать один год, одна и без единого цента, я взошла в Афинах на корабль, отплывающий в Нью-Йорк. Нет, я ничего не боялась." Она встретилась со своим любимым отцом только для того, чтобы узнать, что он живет с женщиной, которую она была не в силах переносить. Доказательством того, что Каллас всю жизнь была крайне вспыльчива, явилась пластинка, разбитая ею собственноручно на голове у этой женщины, после того как мачехе не понравилось ее пение. Каллас провела следующие два года, пробуясь на роли в Чикаго, Сан-Франциско и Нью-Йорке. Эдвард Джонсон из нью-йоркского "Метрополитен-Опера" предложил ей ведущие партии в "Мадам Баттерфляй" и "Фиделио". Что касается участия в "Баттерфляй" , Каллас вспоминает, что ее внутренний голос посоветовал ей отказаться от роли. Она самокритично признавалась: "Я была тогда очень толстой — 210 фунтов. Кроме того, это была не самая моя лучшая роль." Мария, никогда не колеблющаяся, чтобы честно высказать свое мнение, объяснила свое решение так: "Опера по-английски звучит слишком глупо. Никто не воспринимает это всерьез." ("Life", 31 октября 1955 г.) Тем временем Каллас в Нью-Йорке подписала контракт на выступления в Вероне, в Италии, в течение августа 1947 года, дебютировав в "Джиоконде". В Вероне ею восхищался маэстро Туллио Серафин, который стал ее руководителем на следующие два года. Он приглашал ее на роли в Венеции, Флоренции и Турине. Судьба вмешалась, и дала Марии первый большой шанс, когда ведущая певица в беллиниевских "Пуританах" заболела. Счастливый случай сыграл свою роль, и ей предложили в качестве испытания колоратурную партию в опере. Каллас всегда имела экстраординарную память и потрясла музыкальный мир, блестяще выучив роль всего за пять дней.

Карьера Каллас продвигалась. Итальянское оперное общество приняло ее, и она решила сделать Италию своим домом, местом, где она наконец была нужна и желанна. В течение этого времени ее постоянно осыпал знаками внимания и восхищения итальянский промышленник, которого угораздило быть еще и фанатиком оперы — итальянский миллионер Джиованни Батиста Менеджини. Он был бакалавром и был на двадцать семь лет старше нее. Всегда порывистая, Каллас вышла замуж за Батисту меньше чем через год после знакомства — 21 апреля 1949 года. Он был ее менеджером, руководителем и компаньоном в течение следующих десяти лет.

Каллас уже приняла обязательство выступать в Буэнос-Айресе, в Аргентине, в течение 1949 года и оставила своего новоиспеченного мужа через день после бракосочетания, чтобы закончить трехмесячное выступление в "Театро Колон". Затем она открыла сезон "Нормой" в Мехико в 1950 году. Каллас была одинока в этой стране третьего мира, где она испытывала острую нехватку близких родственных или дружеских отношений. Одиночество и неустроенность достигли апогея, и она все время ела для достижения психологического комфорта. В начале 50-х Каллас стала очень массивной, и ее вес начинал становиться препятствием для сценической карьеры. Ипохондрия не знала никаких границ. Ее письма были заполнены заверениями в одиночестве и страхе. Она была постоянно больна и ежедневно писала мужу: "Я должна признаться, что я заболела в этой проклятой Мексике с момента приезда. Я не чувствовала себя хорошо ни единого дня. " И позже: "Я побила собственный рекорд — 8. 30 утра, а я все еще не могу заснуть. Я думаю, что скоро сойду с ума здесь, в Мексике." (далее...)