Уильям Гейтс. Xapaктeриcтикa поведения

Билл Гейтс — настоящий трудоголик. Сам Гейтс говорит, что порой он действительно засиживается за работой до 4 утра, но в общем средства массовой информации преувеличивают это. Пытаясь доказать, что его труд — это обычная ежедневная рутинная работа, Гейтс описывал свой обычный день Дэвиду Ренсину из журнала "Плейбой": "Я в основном работаю до полуночи с перерывом на обед в компании кого-нибудь из сотрудников. Затем я отправляюсь домой и где-то около часу читаю книги или журнал "Экономист". В офис я обычно возвращаюсь к девяти часам следующего дня". Вот так относится к работе человек, обладающий состоянием более тридцати миллиардов, которое он не сможет потратить, даже если очень постарается. В 1993 году он продолжал работать по тринадцать часов шесть дней в неделю.

То, как Гейтс приуменьшал и небрежно описывал свои рабочие привычки, напоминает рассказ Тома Монагена о том, что ежедневные (шесть дней в неделю) трехчасовые тренировки в любую погоду — это всего лишь стремление жить по режиму. Оба, Монаген и Гейтс, действовали так, будто их образ жизни абсолютно естественен, и искренне верили, что пресса придает слишком большое значение их "одержимости" и "неустанности". Отличие целеустремленных новаторов, подобных этим двоим, состоит в том, что они считают свое поведение нормой, в то время как среднему служащему или руководителю, наделенному значительно меньшей стремительностью, оно представляется крайностью и даже сверх эксцентричной странностью.

Журналы "Уолл-стрит" и "Инк" назвали Гейтса "чудаком". Его молодость, стиль одежды, высокий рост, нестандартное поведение, раннее интеллектуальное развитие и самоуглубленность дали средствам массовой информации повод назвать его настоящим чудаком, который произрос на ниве высоких технологий. Однако Гейтс обладает очень высокой харизмой. Даже во времена, когда оборот "Майкрософт" приближался к нулю, рабочие преданно следовали за ним. Согласно "Бернштейн Рисерч", "Майкрософт" является, пожалуй, самой прогрессивной компанией из ныне работающих в сфере технологий (1993). Высокомерная интеллектуальная нетерпимость к служащим добавляет таинственности ее имиджу. Бурную славу Гейтсу принесла "огненная почта", посредством которой работников наказывали и запугивали. Служащие говорили: "Председатель Билл может быть не в духе". Такой стиль, отношение к работе и постоянное стремление к совершенству были основополагающими факторами его успеха, хотя и не всегда добавляли популярности его личности. (далее...)

Нолан Бушнель. Отец индустрии видеоигр

"Король Понг" — такое прозвище дали Нолану средства массовой информации Силиконовой долины. Это прозвище связано с тем, что Нолан был страстным игроком и признанным королем игр. Во время игры он проявлял запальчивость и увлеченность ребенка.

"Понг" стала детищем его страстного желания создать игровой автомат с массово-популярной игрой. Нолан прибег к названию "Понг", поскольку именно такой звук издавала видео-ракетка при ударе по видео-мячу. Это название также содержало намек на то, что правила игры строились по принципу пинг-понга. Прозвище "Король Понг" также отдает дань Нолану, как признанному основателю индустрии видеоигр в Америке.

Нолан — настоящий свободолюбивый весельчак, который частенько "забывал" путь домой, если у него хорошо шла игра или на пути ему встречалась дружелюбная леди. Он обладал игривым и фривольным темпераментом подростка и, казалось, что только маскируется под бородатого, внушительного (6 футов 4 дюйма) мужчину средних лет. Ничем не отличавшаяся от детской любовь Нолана к играм и мальчишеский дух были его проводниками на пути к созданию индустрии видеоигр. Это было его любимым делом (в соответствии с описанием Горацио Альджера). Без позитивной самоуверенности Нолан никогда бы не смог привлечь верных последователей, при помощи которых впоследствии осуществил свои инновационные идеи. (далее...)

Маргарет Тэтчер. Жизненные кризисы
Тэтчер была подростком, когда битва за Британию разгоралась в небесах над се страной и городом. Грэнтхэм был всего лишь в нескольких милях от главной базы Королевских воздушных сил и поэтому стал одним из городов Англии, подвергавшихся самым массированным бомбардировкам. Когда Тэтчер было пятнадцать лет, более тридцати тысяч бомб было сброшено на город Грэнтхэм в попытках уничтожить топливно-перерабатывающее предприятие. Это должно было оставить неизгладимый след в душе молодой Маргарет, хотя она никогда не упоминала об этом публично. В любом случае ее ненависть к злодеяниям, совершенным нацистами и обожание британского военного героя и политического деятеля Айри Ниива, вполне возможно, являются следствием влияния на нее ужасных бомбардировок в подростковом возрасте.


Кризис — это сила, побуждающая к великим свершениям, так следует из выводов недавно проведенного исследования. В случае Тэтчер можно сказать, что она прожила жизнь женщины, которая постоянно сталкивается и преодолевает кризисы один за другим. Она обрела лидерство в Консервативной партии, когда партия сама была в кризисе и ни у кого не хватало мужества оказать ей помощь. Создается впечатление, что такого рода давление никогда не беспокоило Тэтчер, и она, кажется, даже вдохновлялась подобными великими испытаниями в жизни. История показала, что великие проблемы рождают великих лидеров и никто никогда не достигал чего-либо заслуживающего внимания, не проявив смелости пойти на огромный риск. Тэтчер была склонна к риску и никогда не отступала, когда приходилось двигаться через препятствия и под огнем, именно это и сделало ее великой.
Глобальные проблемы усложнились настолько, что за их решение не берутся даже подростки.
Роберт Орбен
Уильям Лир. Склонность к риску

Лир заработал и потерял миллионы, но он вступил в игру ради созидания и решения проблем — не жажда денег вела его к вершинам. Он известен тем, что шел на риск ради удовольствия, приносимого решением проблемы, которую другие считали неразрешимой. Когда основатель "Ампекс" Александр Понтитов сказал ему, что восьмидорожечный приемник для автомобилей создать невозможно, Лир загорелся желанием сделать это. Когда его изматывала очередная дилемма или не поддавалась проблема, он брался за лыжи или совершал несколько кругов на своем самолете (нелегальный маневр согласно "Эф-Эй-Эй"), для того чтобы обрести нормальное психологическое состояние. Билл Лир обладал духом Горацио Альджера, был искателем приключений, не имевшим себе равных, а его система убеждений поразила бы даже ум Нормана Винсента Пиэйла. Рэшк дал оценку его позитивному стремлению в "Бурном Гении" и привел высказывание Лира: "Они говорили, что я никогда не смогу построить свой самолет. Но я его сделал. Они говорили, что мой самолет никогда не будет летать. Но он полетел. Они говорили, что мы не добьемся успеха. Но мы и это сделали".

В своем отношении к риску Лир подобен Теду Тернеру. Он рисковал всем, что имел, ради воплощения каждой новой идеи, до самого конца. Совет директоров "Лир Инк" не ратифицировал идею создания "Лир Джет" в 1961 году. Они были убеждены, что самолет никогда не будет построен, ну, а в противном случае, не будет пользоваться спросом. Лир был разочарован, но непоколебим. Он моментально начал договариваться о продаже фирмы, которая была его детищем (и к тому времени приносила годовой доход в размере 100 млн. дол.). 8 февраля 1962 года он продал фирму "Сейглер Инк". Его личная доля вырученных от продажи денег составляла 14,3 млн. дол. Все эти деньги были вложены в развитие проекта реактивного самолета Лира. В течение двух лет они были истрачены. Сам Лир был в больших долгах, практически обанкротился. Он заложил свое имение "Ле Ранч" в Швейцарии, дом в Вичите, новые дома в Греции и Палм-Сприигс, и картины Рубенса, принадлежавшие жене, для того чтобы продержаться до завершения проекта "Лир Джет". (Это напоминает, как Хонда заложил украшения своей жены, для того чтобы финансировать деятельность фирмы "Хонда".) Все это Лир сделал в ожидании сертификации "Эф-Эй-Эй", на которую нельзя было особенно надеяться после того, как он потряс их своим революционным самолетом.

Лир был настолько стеснен в средствах в середине 1960-х, что продал испытательную модель "Лир Джет", который не был защищен авторским правом, поскольку еще не получил сертификации "Эф-Эй-Эй", своему другу пополнить запас наличных. (далее...)

Глория Стайнем. История личной жизни

Глория Стайнем родилась 25 марта 1934 года в Толидо, штат Огайо, она была второй дочерью Рут и Лео Стайнем. Ее сестра, Сьюзанн, на восемь лет старше, была для нее в той же степени наставником и родителем, как и сестрой. Глория Стайнем и Голда Меир имели схожие отношения со своими старшими сестрами. Обе закончили тем, что последние годы в школе прожили со своими сестрами, Глория — в Вашингтоне, округ Колумбия. Мать Глории была хорошо образованной (колледж Оберлин) протестанткой, воспитанной своей матерью, Полин, ведущей феминисткой в самом начале века в Толидо, штат Огайо. Отец Глории был еврей, он владел и управлял летним курортом под названием "Пирс на морском берегу" в Толидо. Остаток лет он жил странствующей жизнью, путешествуя по Мичигану, Флориде и Калифорнии, покупая и продавая антиквариат. Глория провела важные для формирования личности годы в путешествиях но стране с отцом в трейлере, задерживаясь не более двух недель в одной и той же школе. Мать Глории была эмоционально больна большую часть времени и оставалась в Толидо на время большинства их поездок. Для Глории это было счастливое время, когда они с отцом ходили в кино и делились молочными коктейлями, ведя свободную и безмятежную жизнь в путешествиях по стране.

Когда Глории было одиннадцать, ее родители развелась, и это стало радикальной переменой в ее жизни. Отец принадлежал к свободолюбивому типу Вилли Лоумана, который любил говорить, что его офис — в его шляпе. Одержимость отца свободой, вероятно, имела достоянное влияние на Глорию, и в течение своей жизни она избегает постоянных прочных обязательств в работе, любовных связях и организациях. Всю жизнь она искусно избегает связывающей ее обязательствами работы и романтических привязанностей. Чему она действительно остается предана, так это своей привычке оставаться свободной от любых оков, хотя бы даже с мельчайшим намеком на традицию и общие схемы. Она часто говорила: "Я не хотела знать о том, сколько денег заработаю в следующую неделю, или о том, что в следующем году у меня будут двухнедельные каникулы".

Это раннее непостоянство ее жизни с путешествующим отцом дало Глории опыт, позволивший научиться существовать в новых, постоянно меняющихся условиях жизни — важнейший фактор для формирования личности новатора. Когда ей исполнилось одиннадцать лет, они с матерью поселились рядом с колледжем Смита, куда поступила Сьюзанн. За время путешествия с отцом Глория никогда не посещала школу, как все нормальные девочки ее возраста; наконец в шестом классе она начала посещать школу после того как ее отец и мать развелись и она осталась в Толидо и поступила в школу танцев. Девочка начала мечтать о том, чтобы с помощью танца покинуть Толидо. Глория танцевала в "Elks Club" и одержала победу на местном телевидении в конкурсе танцев. Она говорит: "Я думала, что я была особенной; идеи много значили для меня. Я находила приют в книгах и фантазиях. Я жила своим воображением". Роман "Маленькие женщины" Луизы Мэй Элкотт был одной из ее любимых книг. А сама Элкотт стала ее образцом для подражания. Глория погрузилась в мир фантазии, чтобы противостоять несчастному существованию, ухаживанию за беспомощной матерью, в то время как ее отец обосновался в Калифорнии. Она говорила, что мечтала оказаться удочеренной, чтобы однажды настоящие родители появились и забрали ее. Она часто мечтала стать танцовщицей в "Rockette" в Нью-Йорке, так как мать была беспомощна, а отец недосягаем (схожие обстоятельства мы можем увидеть и в судьбе Мадонны). (далее...)