Джейн Фонда. Профессиональная карьера
Фонда начала свою карьеру в нью-йоркском шоу-бизнесе с изучения актерского мастерства у Ли Страсберга в знаменитой Студии актеров. Она была представлена Страсбергу его дочерью, давней подругой Сьюзан. Страсберг немедленно соблазнил ее своими как эмоциональными, так и интеллектуальными достоинствами. Этот стареющий руководитель возбудил до обостренности все ее чувства. По ее словам, "он рассыпался передо ней в комплиментах и убеждал, что видит неисчерпаемую бездну способностей, которые нужно только обработать, и это абсолютно изменит всю мою жизнь. Никто никогда не говорил ей, что она хоть в чем-нибудь талантлива". Она вспоминает, что была ошеломлена его вниманием: "Я стала совсем другим человеком. Мой беспрерывный сон закончился, и я проснулась с любовью ко всему, что я делала. Это было так, как будто в моей жизни появилась надежная опора!" фонда поступила в модельное агентство Айлин Форд, чтобы зарабатывать деньги на оплату своих уроков актерского мастерства, и подписала контракты на размещение своих снимков на обложке июльского 1959 г, номера журнала "Vogue" и с несколькими другими журналами. Это был один из немногих случаев, когда ей пришлось использовать имя Фонда, чтобы выкарабкаться. Она вынуждена была сдержать свои врожденные амбиции, почти так же, как это было с Глорией Стайием, которая тоже поработала моделью в Манхэттене приблизительно в то же время и с той же самой целью: финансировать свое истинное призвание. По иронии судьбы, они обе шагали до удивления одинаковыми маршрутами и заканчивали их столь же воинственно, как Сезар Шавэ десятью годами позже.


Студия актеров должна была изменить жизнь Фонды. Это был метод активного обучения, заключающийся в творческом переходе из "внутреннего себя самого" в роль, которую нужно было сыграть. И у Фонды было изобилие неиспользованной энергии подсознания для этого. Одним из режиссеров был Андреас Воутсинас, который, по словам Генри Фонды, оказал "скандинавско-галльское" влияние на молодую впечатлительную Джейн. Она переехала к нему и оставалась под его влиянием в течение нескольких лет, к великому огорчению своего отца. Фонда сыграла свой дебют на Бродвее в спектакле "Жила-была маленькая девочка" (1959-60), а ее кинодебют с забавнейшими погонями в колледже атлетики (Тони Перкинс) состоялся в "Невероятной истории" (1960). К этому времени она уже решила стать величайшей актрисой в мире и начинала выполнять обещание. Она завоевала звание "Самая многообещающая новая актриса нынешнего года", присваиваемое Обществом критиков драмы Нью-Йорка. Ее первой ролью в кинофильме, отмеченном хоть каким-то вниманием, была молоденькая проститутка в "Прогулке по дикой стороне" (1962). Практически стала провальной роль молодой фригидной домашней хозяйки в "Докладе Чепмена" (1962). За неудачный выбор пришлось расплачиваться очень дорого: "Harvard Lampoon" назвал ее за исполнение этой роли "самой плохой актрисой года". Однако кинокритик Стенли Кауфман сказал: "Растет новый талант — Джейн Фонда". Он пошел дальше, заявив:


"Во всех своих фильмах она демонстрирует исполнение, в котором..., нет и намека на штампы, однако все прекрасно понимается за счет безукоризненной отточенности". Первая комедийная роль Фонды была в кинофильме "Период приспособления" (1962). К этому времени ее кандидатура уже обсуждалась в качестве претендентки на звание следующей королевы Голливуда, что побудило шовинистически настроенного Джека Уорнера прокомментировать происходящее таким образом: "Она обеспечит себе хорошее будущее, если вы выкрасите ее в "соломенную" блондинку, выломаете ее челюсти и, хорошенько переставив местами зубы, вставите обратно, а главное сделаете ей несколько силиконовых инъекций или привесите искусственную грудь" (Андерсон, 1990).


В этот период Фонда была названа "Мисс армейская вербовка 1962 года". Задрапировавшись в красное, белое и синее, она произнесла страстную приветственную речь перед новобранцами. Она расхваливала военные силы за их борьбу против коммунистических режимов. Меньше чем через десять лет Пентагон хотел бы похоронить ее в красном, белом и синем и проклинал тот день, когда приветствовал ее с таким восторгом.


К 1963 году Фонда в значительной степени разочаровалась в значимости своей карьеры и оставила как опеку, так и постель Андреаса Воутсинаса. Она согласилась сниматься в англоговорящей роли в "Les Felins" (1964) в Париже. Французы немедленно стали требовать права рекламировать ее как "La BB Americaine", намекая на близость к французскому сексуальному символу Бриджитт Бардо, чей муж, Роже Вадим, сделал из нее мировую кинозвезду. Фонда встретилась с Вадимом на кинопробах, когда он стал режиссером ее первой франкоговорящей роли в "La Ronde" в 1964 году. Благодаря запинающемуся французскому акценту Фонда создала уникальный экранный образ личности, которая очаровала французов. Вскоре она разочаровалась в идее сделать Париж и Роже Вадима частью своего будущего. Вадим был известен как сексуальный Макиавелли из-за своих хитроумных манипуляцияй женщинами и средствами информации. По иронии судьбы, не он, а она была инициативной стороной в их страстных отношениях. Именно Фонда вела себя агрессивно в их нервом сексуальном столкновении, и это настолько запугало прожженного сатира Вадима, что он, к его ужасу, оказался неспособен исполнять ее желания. Актриса и режиссер в конце концов кое-как наладили отношения в жарком марафоне сексуального блаженства. Они начали жить вместе со страстью, которая привела их к браку в Лас-Вегасе в 1965 году.


Вадим отрежиссировал ее роль молодой невесты, становящейся в старости миллиардершей в "Конце игры" (1965). Самое крупное международное достижение Вадима, "Барбарелла" (1968), сделало Джейн звездой в роли причудливо-эротической космической девицы. Это была научно-фантастическая кинокомедия, которая должна была представить Фонду в образе сексуального котенка, на что она и была обречена в течение нескольких лет. Такой имидж Джейн Фонды был для Вадима важным фактором в связи с его ненасытной потребностью в фантастическом и провокационном стиле жизни. В течение этого периода Вадим способен был приводить домой посторонних женщин для menage-a-trois и различных извращений, чтобы удовлетворить свой немыслимый сексуальный аппетит. "Барбарелла" и весь этот период были крикливой моделью того, что Вадим называл их новым периодом сексуальной свободы, а Фонда позднее охарактеризует как свою сексуальную эксплуатацию (Андерсон, 1990).


Фонда регулярно отправлялась в Соединенные Штаты во время многочисленных неблагоразумных выходок Вадима и снимала фильмы. Она сыграла постоянно вооруженную преподавательницу приграничной школы в фильме "Кот Баллу" (1965). Другим успехом продюсерской фирмы в это время стала ее Нейл Симон, снятая с Робертом Редфордом в работе "Босиком по парку" (1967). Вслед за этим она сняла целый ряд кинофильмов: "Погоня" (1966), "Торопливый закат" (1967) и "В любую среду" (1967). Фонда забеременела во время лыжного похода в Альпы в начале 1968 года и родила дочь, Ванессу, в Париже 28 сентября 1968 года. Беременность повлияла не только на ее тело, но и изменила эмоциональную сущность. Это могло бы изменить всю ее дальнейшую жизнь и стало бы началом конца брака с Вадимом. За время беременности она превратилась в совершенно другую женщину. Фонда, размышляя позже о том времени, сказала, что беременность сильно изменила ее: "Мои опасения, моя назойливость... Все это уже исчезло". Она говорила: "Я наконец-то поняла, что мы не должны давать жизнь человеческому существу только для того, чтобы убивать его бомбами с В-52, или позволять фашистам заключать его в тюрьму, или оставить его незащищенным от разрушения социальной несправедливостью. Когда она родилась — мой младенец! — то как будто солнце открылось для меня. Я почувствовала все целиком. Я стала свободна". Фонда вернулась в Соединенные Штаты с фильмом "Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?" (1969) и объявила: "Я — революционерка". Не слишком понятна значимость этого утверждения, как не ясна и ситуация с самой Фондой.


В спорах со своими европейскими друзьями по поводу войны во Вьетнаме Фонда была настроена всегда проамерикански. Но когда ее друг Шарон Тейт был искалечен и погиб во время съемки "Загнанных лошадей", с Фондой произошла разительная метаморфоза. Через некоторое время Фонда отправилась со своим другом в поездку в Калькутту и была там поражена при виде голодающих детей и ужасающего неравенства между богатыми и бедными. Когда она прямо с борта самолета в Нью-Йорке попала на Новогодний бал 1969 года и ей сообщили, что она завоевала приз кинокритиков Нью-Йорка как самая лучшая актриса за "Загнанных лошадей", она сказала, что фильм был "очень резким осуждением капиталистической системы". Фонда перешла грань и стала полностью сформировавшимся политическим активистом.


В День Валентина 1970 года Фонда сообщила Вадиму, что покидает его. Она оставила Ванессу на его попечение и немедленно присоединилась к новым левым активистам, поддерживающим Черных Пантер и воинственных Американских Индейцев в их различных течениях. Фонда финансировала своих негодующих соотечественников, бездельников, возражающих по любому поводу или случаю, в котором, по их мнению, пахло злоупотреблениями. Она сказала позже: "Я начала с того, что ушла от либералов, а закончила тем, что стала радикалом". Вскоре она активно взялась проводить кампанию против войны во Вьетнаме и объявила: "В связи с моим успехом в кинематографе я имею большую власть, и я намерена с толком использовать ее". Этим она и занималась. Фактически Фонда выбросила на это свое увлечение несколько миллионов долларов, включая собственный доход и наследство от матери. Она готова была провести последующие пять лет как политический и общественный активист, а затем еще двадцать лет финансировать все прогрессивные демократические начинания Тома Хайдена всеми заработанными в дальнейшем миллионами долларов.


Джейн Фонда была одной из тех личностей, которые значились в секретном "списке врагов" Никсона с отметкой ФБР "анархист" и архивраг США. Шесть специальных агентов были назначены следить за ее дочерью в группах детского сада, а ее лично постоянно тревожили и изводили агенты ФБР всюду, куда бы она ни направилась. Ей постоянно грозили смертью по телефону, в письмах и записках, оставленных под дверью. В Кливленде, таможенные агенты фактически бросили ее в тюрьму во время ее возвращения из Канады, обосновывая свое решение обвинением в перевозке наркотиков. Они упорно утверждали, что в ее таблетках — витаминах и транквилизаторах — хранятся капсулы ЛСД. Постоянное издевательство в конце концов привело ее к решению возбудить иск против подобной тирании в связи с нарушениями 1, 4, 5 и 9 Поправок. Она сказала, "Это было частью организованной систематической травли, попыткой дискредитировать меня..., чтобы представить нас, тех, кто противостоял никсоновской администрации, безответственными, опасными и грязными болтунами" (Андерсон, 1990).


В 1971 Фонда ненадолго оторвалась от своих общественных занятий, чтобы снять кинофильм. Это заставило ее вновь стать центром всеобщего внимания и оказаться среди голливудских суперзвезд. "Клют" была кинокартиной о проститутке, которой угрожает маньяк-убийца. Фонда играла роль Бри Даниэль. Она завоевала титул самой лучшей актрисы текущего года за свое эмоционально вдохновенное исполнение роли Бри. Полин Каэл из "New-Yorker" писала: "Она так пли иначе добралась до нужного уровня действия, в котором даже самый близкий крупный план никогда не показывает ложную мысль". Джейн сделала еще один кинофильмом с Дональдом Сьюзелендом, "Калифорнийский отель" (1973), перед началом нового политически активного периода, что могло бы ускорить "поцелуй в диафрагму" с Голливудом после четырех лет интенсивной работы. Интересно здесь отметить, что Фонда самые свои провокационные и душераздирающие фильмы снимала именно в то время, когда была под страшным впечатлением от увиденного на войне во Вьетнаме. И "Загнанные лошади", и "Клют" были сняты именно в этот период.


В июле 1972 года Фонда заслужила прозвище Джейн Ханоя после посещения Северного Вьетнама, где сделала несколько радиопередач по Радио Ханоя. Она убеждала американских летчиков прекратить бомбардировку северных провинций Вьетнама, вызывающую в памяти образ "Токийской Розы" времен второй мировой войны. Она вызвала на себя гнев ястребов из конгресса Соединенных Штатов и была осуждена законодательными органами штатов Колорадо и Мэриленд. Несколько членов конгресса попытались затеять арест и осуждение се за государственную измену. Манчестерская газета "Union Leader" в передовой статье заявляла, что Фонда застрелилась бы, если б ее признали виновной. В этот напряженнейший период Джейн встретила Тома Хайдена и вышла за него замуж в знак полной сдачи, как эмоциональной, так и физической, в пользу его демократического социализма.


К 1976 году Фонда почувствовала, что социальный климат изменился из-за Уотергента, и она вернулась к производству кинофильмов, сняв картину "Забавные приключения Дика и Джейн с участием Джорджа Сегала. К этому времени она сняла "Джулию" (1977). Вновь она была в реестре Голливуда и организовала собственную компанию кинопроизводства в 1977 году. Ее первые две картины имели колоссальный успех: "Возвращение домой" (1978) и "Китайский синдром" (1979). Затем фильм "С девяти до пяти" (1980) с Лили Томлин и Долли Партоан завоевав серьезнейшую победу. Съемка "У Золотого озера" (1981) принесла фирме не только успех, но и то, что она называла своим "самым глубоким профессиональным переживанием". В фильме снимался ее отец, который в это время умирал. Генри скончался через четыре месяца после того, как добился своего первого и единственного "Оскара" за участие в кинокартине. Это был второй кинофильм Джейн Фонды, который принес в общей сложности более 100 миллионов долларов и, по иронии судьбы, стал катализатором триумфального выхода ее отца из мира шоу-бизнеса.
Детский психолог начинает с изучения своих детских комплексов, а кончает изучением детских комплексов своих родителей и их родителей.
Лоренс Питер


Комментарии