Джейн Фонда. Строптивый новатор и успех
Поиски источника этой мятежности духа быстро приводят к войне во Вьетнаме. Но ведь она была не менее активна и в попытках решить в целом проблемы общественного неравенства американских индейцев, дискриминации черных, феминистских направлений и профсоюзных трудностей. Фонда принялась за пропаганду политической активности с тем же самым усердием, с каким она имела обыкновение браться за производство кинофильмов. Она использовала связи в средствах информации и личные финансовые сбережения для утверждения духа равенства и свободы. Она была единственным политическим активистом, у которого был свой собственный пресс-агент, с чьей помощью она обычно проводила пропагандистские кампании но темам, которые ее волновали.


Фонда решительно взялась снимать кинокартину "Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?" прежде всего потому, что это произведение было объявлено первым американским экзистенциалистским романом, и оценил его столь высоко такой авторитет, как Любер Камю.


Это было дополнительным свидетельством ее мировоззрения и мятежности характера. Самые большие завоевания Фонды и в бизнесе, и в искусстве были достигнуты в областях, к которым у нее было эмоциональное стремление и врожденное знание. Ее величайшие кинокартины были фильмами, которые она либо самостоятельно сняла, либо субсидировала: "Возвращение домой", "Китайский синдром", "От девяти до пяти", "У Золотого озера" и "Кукольный дом". Затем Фонда остановила свой выбор на видеобизнесе в сфере оздоровления и совершенствования организма, который тоже знала по собственному опыту и очень тепло к нему относилась. В этом предприятии она также добилась выдающихся успехов, хотя все эксперты дружно предсказывали ей полный провал. Оба предприятия обернулись сенсационной прибылью и художественным успехом.


Фонда заплатила ужасную цену за свое мятежное поведение. Она так описывает это:


"Меня преследовали. Мне угрожали. Мой банковский счет незаконно арестовывался ФБР даже без повестки в суд. В мой дом врывались, мой телефон прослушивался. Через некоторое время ФБР приносило свои извинения. Мои основные права были нарушены. Это было время, когда все кому не лень называли меня "скрипучей крикухой". Это было скрипучее время, и стоило использовать тактику, соответствующую этому времени" ("Vogue", 1984).


Пытаясь облегчить вину и оправдать свою радиопередачу из Ханоя, Фонда согласилась на интервью "20/20" с Барбарой Уолтере 17 июня, 1988 года. Она рассказывала Барбаре: "Я пыталась покончить с убийством, покончить с войной, но иногда наступали моменты, когда я не думала и не беспокоилась об этом, и мне становилось очень жаль сознавать, что я причиняю вред им (Джи-Ай во Вьетнаме). И мне хочется принести извинения и им самим, и их семьям". Джейн продолжала говорить Барбаре Уолтерс:


"Я начала с того, что ушла от либералов, а закончила тем, что стала радикалом", что, но ее заверениям, никогда не входило в ее намерения. Даже при всех этих условиях, бунтарский характер способствовал развитию творческого гения Фонды. Она никогда не достигла бы того уровня, который сейчас занимает, без ее одержимого неповиновения системе.


Фонда приступила к предпринимательству, кинофильмам, социальной реформе и огромному количеству других вещей в жизни в стиле абсолютного неповиновения. Ее нонконформистский подход к бизнесу отчетливо виден по необычному выбору партнера для ее производственной компании Ай-Пи-Си. Она ткнула пальцем в Брюса Джилберта, чтобы он решал повседневные вопросы этого многомиллионного предприятия. Его послужной список включал работу в качестве одного из дневных служащих в школе Ванессы. Это была та самая способность не "знать" слишком много, которая придавала Джейн уникальность во многих подобных случаях, та самая способность, которая прокладывает путь к успеху самым творческим и предпринимательским гениям.
Некоторые наши сообщения даются со ссылкой на «источники, которые не могут быть названы». Никто не верит пресс-секретарю, но каждый верит безымянным источникам.
Рон Нессен, пресс-секретарь


Комментарии