Эсти Лаудер. Жизненные кризисы
Когда Эсти была маленькой, ее старшая сестра заболела полиомиелитом Эсти, ее сестра и мать на год переехали в Милуоки чтобы не заразиться страшной болезнью. Это семейное горе должно быть упомянуто в ее биографии, хотя сама она тщательно избегает обсуждать события раннего детства. Эсти было шесть лет, когда началась Первая мировая война и к семье, жившей тогда в Куинсе, присоединился дядя Джон Скотц. Он оказал огромное влияние на впечатлительную Эсти, которая, как и все девушки, большое значение придавала внешности. Скоро Эсти стала одержима "красотой из баночки", как она называла дядюшкин волшебный "Крем Пак". Лаудер говорила: "Меня неудержимо притягивало созидание красоты". Магический эликсир дядюшки Джона воплощал ее детские мечты о красоте и элегантности в те времена, когда мир был охвачен пламенем войны, известной как "война до победного конца".


Основной трудностью в жизни Лаудер было ее происхождение из итальянского гетто Корона в Куинсе. Страстное стремление девочки к прекрасному настолько не соответствовало окружающей действительности, что она много лет отвергала эту действительность. Она постаралась забыть о своем происхождении и, видимо, даже сама поверила, что воспитывалась в Европе в замке Гапсбург. На самом деле характер Эсти сформировался в иммигрантских джунглях, хотя она всю жизнь яростно это отрицала и потратила много сил, приукрашивая неприглядную действительность. Она фантазировала и, фактически, открыто лгала прессе в течение многих лет, стараясь вычеркнуть воспоминания детства из жизни (Израэлъ, 1987). Сверхактивное воображение Лаудер удерживало ее в мире грез до тех пор, пока она не воплотила их в жизнь. Первой покупкой Лаудер после того, как она стала миллионером, было приобретение недвижимости в Пальм-Бич, затем домов на юге Франции и в Лондоне, помимо дома для семьи в Нью-Йорке.


В своей биографии Лаудер описывала отца как благовоспитанного европейского джентльмена, который никогда не работал. В ее фантазиях отец проводил время, путешествуя по европейским курортам, питая страсть к лошадям, а его жена прохлаждалась в салонах Баден-Бадена. Лаудер утверждала, что презирает буржуазию и рабочий класс. В действительности же ее отец-иммигрант торговал зерном и держал скобяную лавочку в трущобах Нью-Йорка, а мать работала швеей, стараясь, чтобы на столе у ее семерых детей была еда. А дворцом были комнаты над скобяной лавкой, в которых и проживало все многочисленное семейство. Окончательным же доказательством того, что Лаудер полностью распрощалась со своим прошлым, был, по словам Ли Израэля, ее отказ засвидетельствовать смерть своих родителей. Один из способов, с помощью которого молодая Эсти покончила со своим прошлым, стала перемена имени из неблагозвучного Жозефина Эсфирь Ментпер в более эффектное Эсти.


Во время роста ее компании произошел большой кризис. В 1968 году была окончена разработка и оформление гипоаллергической серии изделий "Клиник". Серия уже была запущена в производство, когда обнаружилось, что торговая марка "Клиник" используется другой компанией. Началась страшная паника. Эсти и Джо вступили в переговоры с владельцем торговой марки, Эдвардом Дауном из "Downe Communications". Над предложенными 5 000 долларов, которые казались супругам непомерной ценой за право на использование названия, Даун просто посмеялся. 100 000 долларов, потребованные в качестве выкупа, были ощутимым ударом по еще не оперившейся фирме. Лаудер капитулировала. Кризис был преодолен, но не забыт. Серия "Клиник" удалась, продвинув компанию на новый уровень и обеспечив быстрый рост.
В моем памятнике выдолбите маленькую дырочку на макушке, чтобы птицы прилетали туда пить.
Жюль Ренар


Комментарии