Глория Стайнем. Профессиональная карьера

Первой работой Глории Стайнем был пост содиректора независимой исследовательской службы. Эта бостонская деятельность оказалась под пристальным вниманием ЦРУ и стала источником серьезных конфликтов после того, как Стайнем заслужила национальное признание в 70-х. Потом она переехала в Нью-Йорк в шестидесятом году, где и начала свою писательскую карьеру. Ее первая статья для "Esquire" была снабжена подходящим названием "Моральная дилемма Бетти Кэд". Последний пророческий абзац этой статьи гласил: "Настоящая опасность революции в производстве противозачаточных средств может заключаться в ускоренном изменении роли женщины, а следовательно, и соответствующего изменения отношения мужчин к этой роли". Стайнем еще не была феминисткой, а просто прогрессивно мыслящей женщиной-репортером с общественным сознанием.


Стайнем нашла свое место в качестве лицензированного репортера в Нью-Йорке в начале шестидесятых, что впоследствии станет мощной базой для ее основной роли в отстаивании прав женщин перед могущественной элитой. Стайнем интервьюировала этих людей и писала статьи о них в "Esquire", "Glcmour", "Vogue", " New-York Times", "Cosmopolitan", "McCall's" и многие другие издания. Ее очарование, уверенность в себе, профессиональная аккуратность и личная привлекательность помогли ей занять прочное положение в обществе и интервьюировать фигуры крупного бизнеса. Она писала статьи о Барбаре Стрейзанд, Джеймсе Болдуине и Джоне Ленноне и одновременно налаживала дружеские отношения со многими богатыми и известными людьми, у которых ей приходилось брать интервью. Регулярные завтраки проводились с симпатизирующим ей экономистом Джоном Кеннетом Гэлбрейтом и мэром Нью-Йорка Джоном Линдсеем.


В начале 60-х Стайнем втайне писала рассказ о клубе "Playboy". Это было ее первым настоящим выпадом против мира дискриминации и освещением женских проблем. Ее статья "Я была Кроликом Плейбоем" была написана для ныне уже не существующего журнала "Show" в 1963 году. В статье освещалась вульгарная сексуальная атмосфера, в которой Кролик Плейбой была вынуждена работать. Стайнем подробно рассказала о жизни этих "кроликов", юных девушек, зарабатывающих себе на пропитание тем, что носили крайне скудную одежду и, вызывая своим полуобнаженным видом вожделение как хозяев, так и обслуживающего персонала, обязаны были удовлетворять их желания. Этот материал стал началом серьезной карьеры молодой журналистки. Стайнем написала свою первую книгу — "Пляжную книгу" — в 1963 году. Это не очень глубокая работа, описывающая искусство поклонения солнцу. С 1964 по 1965 годы она работала сценаристом для передачи Эн-Би-Си "Это была неделя как неделя". В 1968 году Стайнем перешла от развлекательного шоу-бизнеса к серьезным политическим вопросам. Клей Фолкер доверил ей еженедельную колонку под заглавием "Город политики" в своем новом журнале "New-York". Это стало новой тропинкой, по которой Стайнем в конце концов вышла на дорогу политической активности. Скорее в поисках интересной темы для своей колонки, чем ради разрешения серьезных противоречий, Стайнем посетила собрание группы свободы в Нью-Йорке, называвшей себя "Красные чулки", которая планировала выступить с протестом против слушания закона об абортах в 1968 году в Олбани, Нью-Йорк. Этот конкретный случай человеческого страдания перерастет впоследствии в ее крик длиною в жизнь. Она признавалась, что там впервые поняла, что именно "система", а не "индивидуумы" были ответственны за это. Стайнем заключает: "Я думала, что мои личные проблемы и опыты были лишь моими, не являясь частью большей политической проблемы". Ее внезапное озарение раскрыло ей неравенство и практику дискриминации, которая существовала но отношению к черным, индейцам, женщинам и иммигрантам.


Внезапное интуитивное прозрение Стайнем заставило ее соединить журналистскую пропаганду с политической активностью. Вскоре она присоединилась к Цезарю Шавэ, организатору объединения рабочих-мигрантов в его Марше Бедняков в Калифорнии. Она работала казначеем в Комитете легальной защиты политических активистов и коммунистов Анджелы Девис, она поддерживала бунтарскую компанию американского сенатора Юджина Мак-Карти на президентских выборах в 1968 году и помогала писателю Норману Мейеру в борьбе за пост мэра Нью-Йорка. Позднее Стайнем написала статью "За черные силы, освобождение женщин" и перешла из тенденциозного лагеря и положения "роковой женщины в интеллектуальных кругах" полностью на позицию лидера феминисток. Новыми друзьями Стайием стали будущие конгрессмены Белла Абзуг и Ширди Чизолм, а также женская активистка и писательница Бетти Фриден.


Стайнем объединилась с Абзуг, Чизолм и Фриден в июле 1971 года для формирования Национального женского политического собрания, которое помогало женщинам вступать в политическую борьбу за высокие посты. Затем она участвовала в создании Альянса активных женщин, не облагаемую налогом организацию для мобилизации цветных, не входящих в средний класс женщин, чтобы бросить вызов экономическим силам дискриминации. Ее многоплановый привлекательный образ, журналистские работы, высказывания и участие в политической борьбе по поводу решения различных вопросов — все это позволило ей быстро обрести значение лидера. В 1971 году "Newsweek" назвала Стайнем "либеральной женщиной несмотря на красоту, женственность и успех". Во время слушания законодательного проекта об абортах в Нью-Йорке в начале семидесятых только одна монахиня и четырнадцать мужчин высказывались по вопросу о том, следует ли женщине прерывать нежелательную беременность. Ни одна женщина не была вызвана на эти слушания, чтобы высказаться о том, что же на самом деле представляет собой "женская проблема". Это оскорбило Стайнем, и она бросилась в бой, организовав свои собственные слушания, в которых принимали участие женщины, выступающие за аборты, и те, которым уже пришлось через это пройти. Стайнем также делала аборт перед поездкой в Индию после окончания колледжа Смита. Она никогда не обсуждала этого интимного периода ее жизни, но ее интроспективное общественное сознание извлекло на свет самые потаенные мрачные секреты. Эти слушания побудили ее впервые высказаться о факте своего аборта на публике. Это направило Стайнем эмоционально и интеллектуально на путь феминистского движения в глобальном смысле.


Стайнем сформулировала свои фундаментальные взгляды на общественные ценности и убеждения во время пребывания в колледже и особенно во время ее поездки в Индию, где она присоединилась к группе "Радикальные гуманисты" во время общественных беспорядков. Главные ценности Стайнем были основаны на равноправии всех, что делало ее страстным "интеграционистом" в вопросах гражданских прав в шестидесятые годы. Ценности Стайием никогда не менялись, но ее мотивы изменились в период 1960—1975 гг. Вот список ее целей в порядке убывания важности в 60-е годы:

  1. Гражданские права для черных в Америке.
  2. Окончание вьетнамской войны.
  3. Поддержка бедных.
  4. Права женщин.




Следует отметить, что права женщин стоят на последнем месте во время ее "тенденциозного периода" в бурные шестидесятые. В эти ранние годы Стайнем была чрезвычайно увлечена общественной сознательностью. Женский вопрос тогда не был главным в списке ее приоритетов. Так было до того, как начала всплывать проблема абортов и Поправка о равенстве прав, которые возникли в семидесятых, пробудив в ней обостренную чувствительность к специфически женским вопросам. Эти проблемы изменили систему ее приоритетов, и в семидесятых-восьмидесятых годах в список Стайнем входят исключительно женские проблемы:

  1. Свободное планирование семьи женщиной.
  2. Поощрение и сбалансирование карьеры и семьи и уделение большего внимания и уважения традиционно женским занятиям.
  3. Демократичность семьи с разделением семейных обязанностей между мужем и женой.
  4. Разделение культуры и политики с целью гарантии серьезного отношения мужчин к жизненным проблемам женщин.



Активность Стайнем-феминистки началась, когда она всерьез возглавила женскую забастовку за равноправие в 1970 году. Незадолго до этого она стала одним из основателей Альянса активных женщин, и ее цель была помочь Белле Абзуг и Ширли Чизолм на Национальном женском собрании в 1971 году. Стайнем подвела серьезную философскую базу под их политическую платформу на первом этапе начинавшегося движения. Ее привлекательность и ясная интуиция сделали ее появление бурной сенсацией, а ее самое — яркой звездой феминизма.


Внезапно пришедшая к ней известность в свою очередь дала ей стимул и опору для создания журнала "Ms." в 1972 году. Этот журнал служил ей платформой для общения по вопросам философии феминизма на мировом уровне. Ее роль изменилась — из артистично ораторствующей женщины она превратилась в яростный, но яркий образец для подражания для многих униженных домохозяек и дискриминируемых работающих женщин. Из лицензированного репортера она превратилась в лектора и участника маршей, героиню масс и политическую активистку.


Стайнем участвовала в создании, редактировала и писала для журнала "Ms.", издание которого началось в декабре 1971 года при поддержке Клэя Фолкера, который финансировал первый выпуск как женское приложение к его журналу "New-York". "Warner Communications" позже вложили 1 миллион долларов в этот проект. Первый выпуск в январе 1972 года включал петицию о легализации абортов, занимавшую целую полосу и подписанную пятидесятые известными женщинами, которые пережили и испытали аборт, включая Стайнем, в то время как на его обложке красовалась Женщина Мечты. Журнал "Ms." делает Стайнем номинальной главой феминистского движения. В течение восьми дней первый номер был распродан в количестве 300 тысяч экземпляров и имел ошеломляющий успех у женщин повсюду. К лету 1972 года журнал уже публикует такие статьи, как "Долой половое воспитание!", "Почему женщины боятся успеха", "Может ли женщина любить женщину?". В середине семидесятых годов количество читателей журнала выросло до 500 тысяч и журнал стал основным средством выражения идей феминистского движения.


Бешенный успех журнала "Ms." превратил Стайнем в национальную героиню, она стала крестной матерью феминистского движения. Она хорошо владела языком и описала принципы и цели движения по просьбам женских групп. Она напишет лозунги для Беллы Абзуг и Ширли Чизолм в этот период и набросает несколько интересных лозунгов, призывающих прислушаться к философским аспектам феминистских вопросов:


"Если бы мужчины могли забеременеть, аборты были бы священны";


"Суть дела не в выборе, который мы делаем, а в решимости сделать этот выбор";


"Свобода для женщин рожать или не рожать";


"Женщины — узники своей одежды";


"Настоящая мудрость рождается только из хорошо переосмысленного жизненного опыта";


"Свободный выбор — неотторжимая часть любви";


"Женщины не могут любить в плену".


Журнал "Ms." был призван осветить проблемы, связанные со спорами между различными группировками феминистского движения. Левое крыло и секта лесбиянок отвергли отождествление журнала с Поправкой о равенстве прав, которую Конгресс принял в семидесятые годы. Эта Поправка никогда не была ратифицирована в Штатах. Но идеологический спор вокруг этой противоречивой проблемы вызвал раскол внутри феминистского движения.


Радикальная секта поносила Стайнем и ее журнал, называя его "выразителем кучки осколков буржуазного феминизма", как писала "New-York Times". Позиция Стайнем как руководителя оказалась под вопросом.


Стайнем создала журнал "Ms." как журнал для женщин, о женщинах, написанный женщинами. В нем не было статей рекламных, с рецептами или секретами макияжа. Она писала статьи для работающих женщин, борющихся с бредовыми идеями сбалансировать карьеру и семью; о женских сексуальных и медицинских проблемах; вопросах образования женщин. Журнал "Ms." продолжал свою бурную деятельность как не облагаемый налогом проект 1987 года до тех пор, пока на пятнадцатом году своей деятельности "John Fairfax, Ltd.", огромный австралийский конгломерат средств массовой информации, не приобрел журнал за 15 миллионов долларов. Стайнем заключила с новыми владельцами пятилетний контракт в качестве редактора, чтобы продолжать освещать женские проблемы. Сейчас она работает в журнале в качестве автора статей; с 1993 года журнал выходит ежеквартально.
Интуиция: поразительное чутье, которое подсказывает женщине, что она права, независимо от того, права она или нет.
«Methodist Recorder»


Комментарии