Глория Стайнем. Роковая женщина: бунтующее общественное сознание
Когда Стайнем говорила о проблемах женщин и винила в них мужчин, к ее голосу прислушивались, так как она была девочкой из города Манхэттена, которая встречалась с мужчинами того же типа, как и те, которых она обвиняла. Много других женщин-лидеров в семидесятые также выражали свой бурный протест против неравенства в системе и винили общество мужчин. Но часто они спали с другими женщинами. Этот путь изменений аналогичен тому, как если бы проповедник давал инструкции по пользованию противозачаточными средствами и контролю над рождаемостью незамужним матерям. Возможно, из заинтересованного источника это и звучало неплохо, но не хватало реальной весомости. Стайнем завоевала доверие, и это способствовало становлению ее как классического женского лидера второй половины двадцатого века. Стайнем даже оставалось время позировать для обложек журналов "Glemour" и "Vogue", писать в "New-York Times", "Мс-Call's" и многочисленные национальные издания. Эти развлечения в мире культуры и общества помогли ей оказывать влияние на тех мужчин, с которыми она общалась.


Бунтующее общественное сознание Стайнем помогло ей изменить мир расизма так, что длина волос в качестве меры таланта значила уже не так много. Ее огромный вклад в развитие общества стал причиной того, что "McCall's" назвал ее "Женщиной года" в 1972 году, сообщив, что она признана "наиболее сильным оратором и ярким символом женского движения". В то время Стайнем уже побывала на обложке "Newsweek", а годами ранее позировала на обложку журнала "Glemour" как модель. Она достигла вершины своего влияния и власти в середине семидесятых, когда журнал "Ms." стал издаваться полным ходом, а вопрос аборта и Поправка о равенстве прав были в центре внимания. Общественное сознание и мятежность были наиболее поразительными чертами ее личности. Иногда это становилось ее величайшей силой, а иногда — величайшей слабостью, как это обычно происходит с главными свойствами личности. Экстраверта всегда обвиняют в том, что он слишком громок, а интуитивиста — в том, что ему часто не хватает здравого смысла.


Влияние Стайнем и ее успех были причиной того, что она была провозглашена наиболее влиятельной женщиной Америки журналом "Harper's Bazaar" в сентябре 1983 года. Эту награду она получила за свою работу, которую называла "Розовый воротничок для гетто". Стайнем говорит:


"В то время, как очень важно, чтобы женщины получили возможность быть политиками, космонавтами, сантехниками, это не должно накладывать отпечаток на жизни тех, кто занимается чисто женской работой". У Стайнем была уникальная способность функционировать в диаметрально противоположных ролях. Она была сильной, но не резкой; интеллектуальной, но близкой по духу рабочему классу; привлекательной, но в приемлемой для женщины форме. Ее чувство юмора часто обезоруживает эмоционально заряженную аудиторию — как ее последователей так и противников. Это сочетание черт помогло ей оказать влияние на женщин, имеющих отношение к политическим выборам, конституционному закону и дискриминации.


В недалеком прошлом политическая активность Стайнем помогла встать на ноги таким женщинам-лидерам, как Дайана Фейнштейн, Барбара Боксер, Пат Шредер, Ким Кэмнбелл, Анн Ричарде, Кей Бейли Хатчисон, Элизабет Доул и Джанет Рено. Она всегда была противоречива — это судьба любого, одержимого какой бы то ни было идеей, — но она никогда не терялась перед лицом противоречий и силы. Это обнаруживает в ней прометеевский дух. Стайнем совершенно радикальная и бунтарская личность, которая использовала свою собственную уникальную версию женского вероломства и шарма в сочетании с общественным сознанием для достижения своих высоких целей.
В раю животные говорили, значит, и думали, потому что говорить не думая — позднейшее нововведение людей.
Моисей Сафин


Комментарии