Маргарет Тэтчер. История личной жизни
Маргарет Роберте родилась непосредственно над складом бакалейной лавки в Грэнтхэме, Англия, прямо на север от Лондона, 13 октября, 1925 года. Грэнтхэм был также родиной еще одного известного англичанина, сэра Исаака Ньютона. Робертсы жили суровой жизнью "без излишеств": никакого садика, никакой проточной воды и никакого туалета внутри. Маргарет была второй дочерью набожного отца, Альфреда, и подрабатывающей швеей матери, Беатрис. С самого младенческого возраста Маргарет была обожаема своим отцом, который пытался реализовать свои собственные амбиции, воплотив их в своей талантливой доченьке. Маргарет была во многом похожа на отца, в то время как ее сестра, Мюриел (на четыре года старше Маргарет), больше походила на мать. Следовательно, Альфред, бизнесмен, консультант и привлекаемый по мере необходимости методист-протестант, обожал свою Маргарет и прилагал все усилия, чтобы вылепить из нее идеал. Он позволял ей знать, к чему она могла бы устремить внимание, чем когда-нибудь ей захотелось заниматься и не устанавливал никаких пределов, обусловленных ее полом. Беатрис Роберте была образцовой домашней хозяйкой и не имела какого-либо воздействия на воспитание Маргарет.


У Альфреда Робертса было всего лишь начальное образование, и может быть поэтому его приводил в восхищение сам факт, что Маргарет слушает каждое его слово. Он был неутомимым читателем и постоянно стремился пополнить свои знания — черта характера, которую он передаст дочери. Они будут еще ходить в библиотеку вместе и выбирать две книги на неделю, чтобы читать по очереди. Подсознательно он стремился сформировать из Нее подобие сына, которого никогда не имел, и в то же время женщину, которая будет "вести за собой, а не следовать". Он день за днем внушал ей достоинства упорной работы над собой и викторианской честности. Роберте никогда не признавал слов вроде "Я не могу" или "Это слишком трудно", Маргарет обожала его и долгие годы помнила его наставления: "Ты сама создаешь свой собственный разум. Никогда ничего не делай только по той причине, что так делают твои друзья. Никогда не следуй за толпой только потому, что ты боишься выглядеть непохожей. Веди толпу за собой, но никогда не следуй за нею" (Мюррей, 1980).


Роберте внушал своей дочери, что быть "непохожей" не означает обязательного отличия от всех, но это запас возможностей человека. Это положительная черта характера, которая почти всегда приводит других в восхищение. Эти советы в детстве дали полезные плоды взрослой Маргарет, оказавшись нужным инструментом, когда она начала работать в мужском мире, где никогда не ступала нога женщины. Она должна была держаться в новом и "непохожем" окружении, территории, неизвестной для женщины, борющейся за выживание в мире мужчин. Она хорошо училась, была ненасытной читательницей и очень активной спортсменкой на состязаниях. Директриса ее школы "только для девушек" в Грэнтхэмс говорила: "Она еще подростком была замечательным оратором". Бывшая соученица вспоминала: "Она была яркой, прилежной и серьезной даже в пятилетнем возрасте".


Именно в пять лет Маргарет начала брать уроки фортепиано, а в девятилетнем возрасте сумела выиграть в поэтическом соревновании. После победы директриса школы поздравила ее, не удержавшись сказать: "Вам здорово повезло, Маргарет". На что Тэтчер в своем несокрушимом стиле ответила: "Это была не удача, это была заслуга". От рождения заядлая спорщица, Маргарет была постоянным членом дискуссионной группы своей школы. Она была также самым молодым капитаном школьной хоккейной команды. По словам Маргарет Гудрич, ближайшей подруги детства, она была превосходной ученицей. Гудрич добавляет: "Она умела правильно использовать слова в том возрасте, когда большинство ее школьных друзей и подруг отделывались междометиями". У Маргарет всегда оставалось ощущение, что ее отец "знал" все, и она ходила вместе с ним в десятилетнем возрасте на заседания совета, где приобретала вкус к театральности или политическим остроумным ответам. Роберте стал мэром Грэнтхэма в то время, когда Маргарет училась в средней школе, что с детства приучило ее разбираться в нюансах политического лидерства.


Маргарет была серьезным и одиноким ребенком. Она никогда не ходила в кинотеатры или на танцы, потому что эта роскошь не приветствовались в домашнем укладе Робертсов, в соответствии с догматическими религиозными убеждениями ее отца. Ее работа на складе семейного магазина познакомила ее с основами бизнеса м предпринимательства. Один из первых примеров ее целеустремленности и упорства мы видим, когда ей потребовалось четыре года на изучение латинского языка, чтобы получить право на стипендию в колледже Сомервиль, в самом лучшем женском колледже Оксфорда. Она зубрила четыре года все эти спряжения и склонения, но получила частичную стипендию в Сомервиле. До самого поступления в Оксфорд она все еще ни разу не была на танцах, жила все в том же строгом стиле будущего сверхпобедителя в соответствии с требованиями обожаемого отца.


Амбиции Маргарет Тэтчер стали проявляться в Сомервиле. Подруга и соседка по комнате вспоминает: "Ее амбиции были безграничны. Вскакивает в половине седьмого, чтобы что-то выучить, а дом еще весь темный, ужас". На втором курсе Тэтчер без памяти влюбилась в сына графа, но была грубо отвергнута его матерью, которую не устраивала дочь бакалейщика. Политические дебаты были единственной деятельностью, выходящей за пределы учебного плана, в которой она участвовала в колледже. В Оксфордском университете она присоединилась к Ассоциации консерваторов, в которой видела возможность быть избранной первым президентом-женщиной в 1946 году.


Тэтчер получила высшее образование с научной степенью бакалавра по химии в 1947 году и поступила на работу в качестве научного работника, проводящего химические исследования целлулоидных пластмасс в Мэннингтоне, графство Эссекс. Ее следующее перемещение по работе было уже оговорено — исследование наполнителей для "J. P. Liom" в Хаммерворте, в Лондоне. Она — единственный премьер-министр в Британской истории, имеющий высшее образование по естественным наукам. Ее карьера химика была короткой, поскольку сердце принадлежало политике и закону. Она сменила рабочее место в "Lions", чтобы быть поближе к потенциальному политическому креслу, путь к которому, возможно, начинался в Дартфорде, Кент. Огромный рабочий район было невозможно обойти, но неутомимую Тэтчер это не удерживало. Тэтчер провела почти три года в этой промежуточной позиции в промышленности, используя свое химическое образование, а "для души" начала готовиться к получению степени по юриспруденции. Ее замужество с Денисом Тэтчером в 1951 году позволило ей поступить в юридическую школу. Она получила степень юриста в 1953 году и в течение пяти лет работала адвокатом. Интересный факт в формальном образовании Тэтчер заключается в том, что она всегда посещала школы "только для девушек", от детского сада до колледжа Сомервиль, и ей никогда не приходилось бороться за внимание студентов-юношей. По иронии судьбы, позднее она вырвала власть у мужчин в свою пользу и никогда не страшилась, сталкиваясь с ними в парламенте или при других ситуациях в правительстве. Очевидно, ее женские ролевые модели в школе побуждали ее конкурировать с мужчинами, вместо того чтобы искать их одобрения. Это может быть также причиной того, что делает ее образ совершенно уникальным и заставляет властных политических деятелей мира отмечать, что она "больше мужчина, чем женщина".


Позднее Тэтчер охарактеризует свой образ мышления как результат своего разнообразного образования. Сначала она описывает себя как ученого-исследователя, ибо в науке "вы рассматриваете факты и делаете свои выводы". Затем она стала адвокатом, но в юриспруденции многое выглядит по-другому: "Изучая законодательство, вы изучаете структуры... Вы разбираетесь в каком-то процессе, и тогда, если законы неадекватны для современного общества, вы создаете новые законы". Она стала специалистом по налогам — весьма необычное занятие для женщины в ее время. Но Тэтчер не сдерживали предубеждения, царящие в этом ориентированном на мужчин бастионе власти. Тэтчер объясняла свой интерес к налоговому законодательству следующим образом: "Я очень остро интересовалась финансовой стороной политики, поэтому и занялась законностью доходной стороны". Все это было необходимым для ее воспитания как будущего политика, поскольку теперь она была знакома с бизнесом, законодательством, налогами и научными процессами.
Он упорно твердит, что еврей он только наполовину! Подтверждаю — самое большее наполовину. Потому что мне точно известно, что он по меньшей мере полукретин.
Станислав Ежи Лец


Комментарии