Мэри Кей Эш. Профессиональная карьера
Эш прошла хорошую школу торговли в компании "Sienly Home Products". Это была одна из немногих работ, которая позволяла матери троих детей трудиться, не превращая жизнь семьи в опустевшие развалины. Работа позволяла ей иметь довольно гибкий график, так как ей доверяли продавать товар по прямой комиссии без постоянных отчетов перед вышестоящим комитентом. Это был 1938 год, и Эш набиралась опыта в профессиональной деятельности, даже не догадываясь еще о своей колоссальной роли в создании тридцатью годами позже огромной коммерческой организации с мировой известностью. Она спокойно занималась торговлей по прямой комиссии во время Великой депрессии — первый показатель ее напористой манеры поведения. У нее не было ни формального образования, ни предварительного опыта подобной работы, но высокий годовой доход в годы Депрессии отмечался у других крайне редко.


Эш была необыкновенно удачливым продавцом в полном соответствии со своей честолюбивой натурой. Она вспоминает: "Я была вынуждена ежеминутно выдерживать конкуренцию, мне приходилось вступать в контакт практически с каждым встречным. Когда я победила первый раз, то поняла, что главная моя прибыль — это то, что я совершенно точно уяснила себе, как на свет фонарика привлекают глупую рыбку и подсекают ее. И я твердо тогда решила, что если создам свою компанию, то черта с два кому-нибудь еще удастся когда-нибудь заманить меня такой иллюминацией".


Первый муж Эш был солистом, исполнявшим песни в стиле западного "кантри", в группе под названием "Гавайские потоки". Он сбежал с другой женщиной во время войны, оставив ее с тремя детьми. Эш вспоминает:


"Когда старшему из детей еще не исполнилось восемь, я была единственной кормилицей этих ягнят, — но это уже было в преддверии больших перемен".


Неожиданно даже для себя Эш ринулась делать карьеру в "Stenly Home Products". Стечение обстоятельств принудило ее стать главным продавцом отдела. Она выиграла подряд несколько торговых премий и нащупала свой путь наверх по административным ступеням. Продвигаясь по служебной лестнице, она внезапно обнаружила, что для этой работы она подходит значительно лучше, чем мужчины, не обладающие, как правило, ни талантами, ни знаниями. Она никогда не забывала о своем опыте. Ее приводило в бешенство, когда ей говорили, что мужчина "должен содержать свою семью". "Похоже, что в корпорациях, руководимых мужчинами, женские мозги оцениваются по пятьдесят центов за доллар". Она никогда не забудет свои отвратительные ощущения, когда не оправдывались ее надежды получать равную плату за равный с мужчинами труд. Однажды это окончательно вывело ее из себя — и она создала собственную фирму.


Однажды вечером на дружеской вечеринке в бедном районе Далласа Эш познакомилась с женщиной, которая делала то, что стало в ближайшем будущем основой ее собственного бизнеса. Эта женщина была косметологом, и кожа у нее была самой великолепной из всех, какую Мэри Кей когда-либо видела. Не долго думая, Эш заявила, что она тоже косметолог и знает несколько секретных рецептов для кожи, но каково же было ее удивление, когда она узнала, что новая знакомая применяет снадобье, которое досталось ей от отца. Все дело в том, что ее отец был дубильщиком кож. Однажды он заметил, что его руки выглядят намного моложе его лица. Он стал применять свои дубильные вещества и для лица, одновременно снабжая этим веществом свою дочь. Результаты превзошли все ожидания. В 1953 году Эш стала настоящей "новообращенной" и стала срочно собирать деньги для производства этого чудовищно пахнущего, но чудодейственного средства. После того, как она сделала первый сеанс самомассажа с этим снадобьем, ее десятилетний сын Ричард, прийдя из школы, поцеловал ее и сказал: "Здорово, ма! Ты отлично выглядишь!" Она мгновенно проглотила наживку и применяла средство еще десять лет прежде чем решилась продавать его. На путь истинный Эш наставила ее мать: "Моя мать умерла восьмидесятисемилетней, но санитарки не могли в это поверить. На вид ей было не больше шестидесяти".


Эш ушла из "Stenly Products" вскоре после знакомства с "дубильной леди" и пошла работать в компанию "World Gift Company", местную Далласскую фирму вспомогательных материалов, что тоже было в русле целевого маркетинга. За десять лет она помогла создать динамичную торговую сеть в 43 штатах. И снова Эш имела необыкновенные успехи, получая многочисленные повышения и вознаграждения. Итоговым повышением была должность коммерческого директора. Но и это событие стало для нее унизительным. Эш вспоминает, что владелец фирмы считал, что только мужчина может быть коммерческим директором. "Так что он назвал меня "национальным тренером директоров" и заплатил вдвое меньше". Это был 1960 год;


Мэри Кей заработала 25000 долларов за год и стала маститым преподавателем для продавцов, занимающихся целевой торговлей. Она учила мужчин азам и профессиональным тайнам, а они вскоре занимали более высоко оплачиваемые должности, чем у нее, и смотрели на нее свысока. Пол был единственным их преимуществом, и это ужасно раздражало готовую в любой момент к борьбе Мэри Кей.


Путь Эш к административным вершинам блокировался половой дискриминацией и подсознательным предубеждением руководителей-мужчин. Эш определяет этот период своей жизни так: "Нас "подставляли" тут, "подставляли" там, и все это длилось так чертовски долго, что мы оказались здесь. Разумеется, когда вас выставляют, приходится начинать свое дело". Для проверки в организацию был приглашен квалифицированный эксперт. Он порекомендовал ограничить полномочия Эш. В это время ее младшему сыну, Ричарду Роджеру, исполнилось уже 20 лет, а она сама обвенчалась с главой фирмы, производящей витамины. Впервые в своей жизни Эш наслаждалась роскошью финансовой безопасности, и у нее не было ни малейшего желания мириться с подобными шовинистическими выпадами. Она немедленно ушла из компании и обратилась к своему опыту и способности двигаться вперед собственным путем.
Нет ничего более благодатного для народа, чем свобода торговли, — и ничего более непопулярного.
Томас Маколей


Комментарии