Тед Тернер. Образ мышления: "Смертельное Лелание", "Ставь все"
Тернер в течение всей жизни боролся против того, что он определял как "самый большой страх" — страх смерти. "Тайм" цитировала его: "Если вы сможете перебороть свой страх перед смертью, то сможете..., двигаться вперед намного быстрее". Тернер был уверен в том, что его убьют или его постигнет какая-нибудь другая безвременная смерть. Это было причиной того, что он совершал все свои завоевания со скоростью, которая тревожила его служащих и которую его семья и друзья считали идиотской. Он дошел до предела со своими навязчивыми идеями и в 80-х начал использовать лекарство литиум, для того чтобы преодолеть маниакально-депрессивное состояние. Это помогло ему в постоянных битвах со "страхом смерти". Тернер все еще продолжал "ходить по лезвию бритвы", как настоящий рискованный предприниматель, но литиум немного смягчил его, и он стал лучше относиться к окружающим. Он продолжает утверждать, что самый большой риск — это ничего не делать. Эта философия заставляла его постоянно "играть с огнем" в середине семидесятых и вновь в середине восьмидесятых.


Рискованность предприятий Теда Тернер достигла своего апогея в один сумасшедший период 1976 — 77 гг. Пламенный Тернер создал Суперстанцию для передачи первых телевизионных сигналов через спутник. Затем он купил две профессиональные команды и нашел время для того чтобы выиграть Американский кубок в регате — и все это в течение одного года. Он превзошел самого себя десять лет спустя — в более драматической демонстрации его рискованного образа мышления. Этот пятнадцатимесячный период затмевает любую другую предпринимательскую активность в этой сфере бизнеса корпоративной Америки. Эта мания приобретения длилась в период 1986 — 87 гг. В этот период он приобрел "Эм-Джи-Эм" за 1,4 млрд. дол., комплекс магазинов и отелей "Омани" в Атланте за 64 млн. дол., вложил 500000 дол. в "Беттер Уорлд Сисаети", получил отказ, предложив 5,4 млрд. дол. за "Си-Би-Эс". Кроме того, развод с женой Дженни обошелся ему в 40 млн. дол., и 28 млн. дол. были потеряны в "Играх Доброй Воли". Его рискованные предприятия и мания приобретения напугали самых смелых промышленных магнатов с Уоллстрит и встретили неодобрение большинства руководителей бизнеса.


Тернер игнорировал всех экспертов, которые говорили, что ему не избежать большой беды. Риск с "Си-Эн-Эн" был самым крупным рискованным предприятием Тернера — ставка в 100 млн. дол., по его оценке, и согласно фундаментальным законам риска и выигрыша, это предприятие стало самой большой его победой. Он рискнул всем, веря в свою идею двадцатичетырехчасовых новостей, и в 1990 году получил полностью заслуженный титул. "Крестный отец кабельного телевидения". Тернер мечтал о канале двадцатичетырехчасовых новостей и сделал ставку на свою веру. Даже его служащие в середине 1978 положили на его стол плакат, который хорошо демонстрирует степень доверия к его новой идее:


Пожалуйста, Тед! Не делай этого с нами! Если ты возьмешься за рискованное предприятие такого масштаба, то ты утопишь всю компанию!


Их рассуждения были здравыми, ведь наверняка большинство людей ни за что бы не поддержали его решение о создании системы вещания двадцатичетырехчасовых новостей. У него не было необходимого капитала для внедрения этого рискованного предприятия. А предполагаемый доход, основанный на сборе по пятнадцать центов в месяц с каждого клиента кабельного канала, мог покрыть только 60 процентов ежемесячных операционных расходов "Си-Эн-Эн". Более того, эти проекты были рассчитаны на то, чтобы привлечь внимание восьми миллионов абонентов кабельного телевидения. Суперстанция имела на тот момент лишь 2 миллиона постоянных абонентов в 45 штатах — это были уже проверенные на деле данные. Основываясь на этой информации, Суперстанция "Си-Эн-Эн" должна была терпеть убыток, составляющий более миллиона долларов в месяц.


Тед Тернер инвестировал 15 млн. дол. своего личного состояния весной 1980 года и был очень близок к банкротству, когда продал станцию "Шарлотт", незадолго до запуска "Си-Эн-Эн". В дополнение к уже вложенным наличным и долгам, он вложил наличными еще 7 млн. дол. из своих личных сбережений для того, чтобы погасить платежную ведомость в эти черные дни 1980 г., незадолго до рождения "Си-Эн-Эн". Он пережил дату запуска в эфир только для того, чтобы увидеть, как "Си-Эн-Эн" теряла по 2 млн. дол. в месяц в первый год ее существования. Финансовый некролог Тернера писали вновь и вновь на протяжении 1980 — 1981 гг.


Как только "Си-Эн-Эн" состоялась в финансовом плане, Тед вновь стал предпринимать очень рискованные шаги, для того чтобы материалы его программ стали более конкурентоспособными. В марте 1986 он приобрел "Эм-Джи-Эм" за 1,4 млрд. дол., для того чтобы иметь доступ к ее фильмотеке, включавшей в себя 3300 классических фильмов. Его вновь назвали сумасшедшим, еще более громогласно, но на этот раз эксперты оказались почти правы — Тернер слишком близко подошел к банкротству из-за того долга, в который повергло его новое приобретение. Он боролся так, как никогда, и консорциум операторов кабельных систем поручился за него на сумму 568 млн. дол. Это стоило ему контроля над "Тернер Бродкастинг Систем" ("Система телевещания Тернера"). Его контрольный пакет акций с 83 процентов сократился до 43.


Тед до сих пор оправдывает приобретение "Эм-Джи-Эм". Большинство индустриальных экспертов, которые думали, что он потерял рассудок, не смогли разглядеть в этом его интуитивный гений. Они уверены, что даже учитывая успех, он заплатил слишком много. Аналитики Пол Марш и Бэйтмен Эйчлер воздавали Теду по заслугам в следующей цитате: "Сейчас, в свете резкого возрастания цен на кинотеку, он, Тернер, выглядит гением" (Каучон, "Ю-Эс-Эй Тудей", 19 марта 1990).


Тед Тернер был постоянно близок к катастрофе на протяжении всей своей деловой карьеры. Его репутация "идущего по лезвию бритвы" всегда находила подтверждение как в бизнесе, так и в личной жизни. После победы в регате на "Американский кубок" в 1977 г., он дал объяснения по поводу тактики, которая необходима для соревнований в спорте и в бизнесе. Он рекомендовал "молниеносным ударом атаковать противника еще до того, как он поймет, что случилось... Это единственная возможность маленькому парню победить большого парня" (Уильямс, 1981).


Тернер следовал своему собственному совету во время гонки "Растает" в Ирландии, когда отказался снизить скорость или убрать паруса во время шторма, в котором погибло пятнадцать человек. Более 70 процентов яхт не добрались до финиша, двадцать пять потерялись во время бури. Тернер был непреклонен в своем стремлении к победе и не обращал внимания на угрозу жизни и риск. "Теннешос" ("Стойкий") выиграл регату благодаря навыкам, интуиции, упорству, спортивному азарту, бесстрашию и склонности Тернера к риску.


Успех рискованности Уильям Джеймс, признанный величайшим американским преподавателем-философом, дал изящное подтверждение важности риска в жизни и бизнесе:


Мы живем только благодаря ежечасному риску. И иногда достаточно нам заранее поверить в невозможное, чтобы оно свершилось.


Цитата из статьи, появившейся в "Экономисте" в 1989 году, подводит итоги рискованной карьеры Тернера: "Он так часто спасал кажущиеся гибельными предприятия, что многие бизнесмены Атланты и сейчас уверены, что он неуязвим". Ирония в том, что Тернер сейчас вкладывает деньги в собственные проекты, которые направлены на защиту планеты, и осуждает проявление рискованного поведения. Он чувствует, что планета умирает, и не такой уж медленной смертью, и хочет, чтобы каждый помог исправить существующее положение.


Успех Тернер в бизнесе был основан на образе мышления, связанного с принятием рискованных решений, которые помогали ему оставить всех позади. Утренняя передача о бизнесе "Манди морнинг" сейчас признает блестящие способности Теда Тернера. Его операция с "Си-Эн-Эн" показала путь остальным, кто также начал заниматься передачей новостей по спутнику в 80-х. Их деятельность достигла своего пика во время проведения военной операции "Буря в Пустыне". Когда в Папу Павла II выстрелили в Риме в 1981 году, "Си-Эн-Эн" первой сообщила об этом. В 1982 году "Тайм" — потенциальный конкурент — дали материал о Тернере и назвали "Си-Эн-Эн" одной из "Большой Четверки".


По всем показателям, "Си-Эн-Эн" — большая лига новостей... До недавнего времени в офисах исполнительных руководителей новостных программ телесетей, принадлежащих "Большой Тройке", было по три монитора, настроенных на "Эй-Би-Си", "Эн-Би-Сиа" и "Си-Би-Эс". Сейчас во многих из них установлен четвертый монитор, настроенный на "Си-Эн-Эн" (Виттмор, 1990).


"Ньюсуик" также отдала должное Тернеру, сказав:


"В эпоху играющей-в-безопасность корпоративной бюрократии, смелые духом, такие как Тед Тернер, становятся быстро развивающимися структурами".


Журнал "Тайм", долгое время конкурировавший с Тернером, а недавно ставший инвестором его предприятий, отдал Тернеру дань уважения, назвав его "Человеком года" и поместив на обложку своего выпуска за б января 1992 года. "Тайм" назвал его "Принцем Общего дома".


"Си-Эн-Эн" достигла пика своей популярности и роста, когда в начале 1991 во время военной операции "Буря в Пустыне" оба президента — Буш и Саддам Хуссейн — смотрели только "Си-Эн-Эн". К 1991 году "Си-Эн-Эн" стала транслировать свои программы в восемьдесят пять стран, сверх того снабжая своими программами обширные рынки Запада и стран Третьего Мира. Осуществление мечты Тернера вещать по всему миру подошло к своему завершению с ярким успехом "Си-Эн-Эн" после почти десяти лет функционирования.


С "Тернер Бродкастинг", "Хеадлайн Ньюс", "Си-Эн-Эн" и "Ти-Эн-Ти" станции Тернера привлеки более 30 процентов всех зрителей кабельного телевидения в США, по данным на 1991 год. "Си-Эн-Эн" стал кабельным каналом номер два после "И-Эс-Пи-Эн" и был признан самым значительным делом Тернера. По данным 1991 года, его смотрело шесть миллионов зрителей. Он оказал гораздо большее влияние на создание предсказанного Маршалом Макклахэном "Общего дома", чем любой другой социальный фактор. "Тернер Бродкастинг" ежегодно приносит 1,8 млрд. дол., причем его организация более чем в два раза меньше других телестанций. Всего лишь десять лет назад его организация была меньше в сто раз. Тернер сказал Дэвиду Фросту в октябре 1991 года, что "Ти-Би-Эс" обойдет другие телесети к 2000 году.


Венцом его работы над организацией, за которую ему пришлось бороться так долго, было присвоение ему в 1988 году престижной "Награды Пола Байта" как "Телевещателю года". Он был первым предпринимателем, который ее получил. Успех не остановил безудержно рвущуюся к риску натуру Тернера. Остающийся всегда азартным игроком Тед спонсировал "Игры Доброй Воли" в Сиэтле в 1990 году и на этом потерял 26 млн. дол. В октябре 1991 года он приобрел "Ханна-Барбера" за 320 млн. дол., для того чтобы пополнить фильмотеку новыми программами. Он больше не был способен принимать решения единолично. Сейчас он стал обладателем минимальной части пакета акций "Ти-Би-Эс" и должен спрашивать разрешение, чтобы потратить более двух миллионов долларов.


Тед Тернер является настоящим примером дальновидного инноватора и предпринимателя. Гарри Ризоне сказал о Теде Тернере в интервью: "Мне нравится Тед Тернер. Но я ненавижу иметь с ним дело, и ненавижу подобные стремления у самого себя". В своей новой книге "Перестановка власти" (1990) Алвин Тоффлер описывает "Си-Эн-Эн", как "возможно, самый влиятельный источник телевизионных новостей в Соединенных Штатах". Он также говорит:


Тернер намного более дальновиден, чем дюжина или около того неповоротливых баранов средств массовой информации; он произвел революционные изменения в средствах массовой информации и результаты его усилий долго еще будут оказывать влияние во многих странах.


Дух рискованного предпринимательства, которым в высшей степени был одарен Тед Тернер, в значительной степени определялся его чрезвычайно высоким либидо. Плодом его предприимчивости стало состояние в 1,9 млрд. дол. Согласно данным "Форбс", в списке самых богатых людей Америки за 1992 год он стоит на семнадцатом месте. Он был дважды женат и имеет пятеро детей, большинство которых работает в "Ти-Би-Эс". Он женился на Джейн Фонда, которая своим свободолюбием походила на самого Тернера. Свадьба состоялась 7 декабря 1991 года, в ее пятьдесят четвертый день рождения, в имении Тернера во Флориде. Ради Теда она бросила сниматься в кино. По ее словам:


"Тед — не тот мужчина, которому достаточно знать, где ты находишься. Ему необходимо, чтобы ты была рядом все время". Они жили в Атланте, Джорджии и других местах. Что бы ни говорили о Теде Тернере, он обладал способностью предвидеть социальные изменения и имел рискованный образ мыслей и потому сумел воплотить свои мечты в реальность. Мир стал не таким необъятным и лучше информированным благодаря Теду Тернеру; он приблизил к реальности мечту об "Общем доме". Его любовь к риску разрушила многие барьеры, установленные истеблишментом, и от этого мир стал лучше.
Голосование не определяет хода событий. Голосование решает, кто будет определять ход событий.
Джордж Уилл


Комментарии